Дарья донцова как я победила рак читать

0
64

Дарья Донцова: «Я выбрала жизнь!»

Почему знакомой назначили лучевую терапию, а мне не хотят ее делать? Вы боялись операции? И так далее.

Я очень хорошо понимаю своих читательниц, поэтому всегда стараюсь детально рассказать о собственном опыте.

В январе 1975 года Яну Гоулеру ампутировали правую ногу по поводу остеогенной саркомы (рака кости). Перспектива была неутешительной: по статистике, только 5% больных после такой операции имеют шанс прожить дольше 5 лет.

Последующее выздоровление стало итогом целого комплекса разнообразных видов лечения. В июне 1978 года Ян Гоулер получил официальное подтверждение того, что у него не осталось следов активного рака.

В 1981 году совместно с женой Гейл основали в Мельбурне Группу помощи онкологическим больным.

Предлагаемые Гоулером методики психотренинга могут быть полезны не только людям с онкологическими, но и больным с самыми различными заболеваниями. Более того, они помогут и совершенно здоровым людям снять психический стресс и обрести душевный покой, а это само по себе хорошая профилактика любых заболеваний.

«ВЫ МОЖЕТЕ ПОБЕДИТЬ РАК»

Ян Гоулер

Наукой доказано, что раковые клетки время от времени появляются в организме любого здорового человека. Это общепризнанный факт. Однако здоровый организм вовремя распознает угрозу и принимает немедленные меры: изолирует и уничтожает раковые клетки.

Мы исходили из положения, что естественные защитные механизмы, то есть иммунную систему, можно восстановить. И тогда организм сам уничтожит все злокачественные образования. Если и впоследствии поддерживать иммунную систему в рабочем состоянии, то можно не бояться снова заболеть раком.

Пожалуй, ни одно другое слово как «рак», не вызывает у современных людей столько суеверного ужаса. Этот страх основан на четырех распространенных предрассудках. Вот они:1. Причина рака неизвестна.2. Рак всегда сопровождается болью и ведет к мучительной преждевременной смерти. 3.

Цель, которую ставит перед собой мельбурнская Группа помощи, — развеять страхи, заменить их позитивной установкой на излечение и показать, каким образом пациент может стать главным действующим лицом в восстановлении собственного здоровья.

Я хочу сообщить вам приятную новость. Диагноз «рак» не означает, что нужно готовиться к смерти. Он означает, что нужно учиться жить полноценно, используя весь заложенный природой потенциал здоровья.

Дарья донцова как я победила рак читать

Для начала следует понять, что рак – не нелепая случайность, не причуда жестокой судьбы, а длительный процесс, имеющий свою историю и свои причины. Большинство причин, способствующих появлению раковых заболеваний, известны современной науке, и в каждом конкретном случае их можно выявить.

Узнав, какие причины вызвали заболевание, нужно составить план действий по устранению этих причин и преодолению их последствий. Но, чтобы эта задача была для нас выполнимой, необходимо рассмотреть три аспекта человеческой жизни: физический, психический и духовный.

Я убежден, что первоочередную роль в интересующем нас процессе играют именно духовные факторы. Большинство мыслящих людей, а тяжелобольные в особенности, задумываются рано или поздно над главными вопросами бытия: «Кто я?

Не менее важны эмоциональный и психологический факторы. Все большее число специалистов признают, что эти аспекты играют большую роль как в появлении рака, так и в его лечении. Именно здесь следует искать ключ к успеху.

Методика комплексного лечения рака доступна каждому и предполагает правильное питание, позитивное мышление, умение справиться со стрессом и регулярные занятия медитацией. Все это в сочетании с подходящими для данного случая конкретным видом терапии.

Мы с Гейл испытывали огромное удовольствие от работы с пациентами, которые повторили пройденный нами путь и избавились от болезни, казалось бы, неизлечимой. Но особенную радость нам доставляет то, что пациенты, использующие наши методики, не просто излечиваются – в них пробуждается истинная, глубокая любовь к жизни, и вместе с тем они учатся спокойно и без страха принимать исход жизни.

Итак, хотя мы наблюдали и продолжаем наблюдать много случаев полного выздоровления, приходится мириться с тем, что не все пациенты избавятся от недуга и некоторым предстоит умереть. Но вот что важно: больные, которым предлагаемые методики не помогли вылечиться, встретили смерть с таким достоинством и спокойствием, которые удивляли не только родных и близких, но даже их самих.

Чем раньше больной начинает пользоваться предлагаемыми методиками, тем большее облегчение он в них найдет и тем лучше будут результат. Но и для тех, кто запоздал с началом лечения, есть реальная перспектива победы над болезнью. Практически здоровыми людьми наш подход может быть с успехом использован для профилактики рака.

Дарья донцова как я победила рак читать

В моем выздоровлении сыграли роль два важных фактора: огромная помощь, которую мне оказали многие люди, и мои собственные ресурсы, которые мне удалось мобилизовать.

Что касается моих внутренних ресурсов, то главным, по-моему, была способность увидеть болезнь как закономерный, имеющий свои причины процесс. Я с самого начала почувствовал, что рак является результатом моих собственных поступков и действий.

Я понял, что болезнь появилась не без моего участия, а значит, и в ее лечении мне предстоит сыграть главную роль. Приняв на себя ответственность за свое состояние, я ощутил себя хозяином положения. Я был уверен, что поправлюсь, если приму все необходимые меры.

Методические вопросы для онкобольных. Если поставили диагноз ракРасслабление как средство излечения от рака, нетрадиционный методы лечения рака, релаксация и медитацияМедитация как средство излечения от ракаСила мысли.

Позитивное мышление для исцеления от ракаКак преодолеть боль. Природа боли, психологическая и физическая больПравильное питание при лечении онкологических заболеваний, рекомендации по диете для больных раком

Дарья Донцова рассказала, как боролась с раком, о его последствиях и ограничениях в жизни.

Дарья Донцова неоднократно рассказывала о том, как вела борьбу со смертельным недугом. Много лет назад ей поставили диагноз рак груди на последней, четвертой стадии. Специалисты предрекали писательнице скорую смерть, но она смогла справиться с болезнью.

Сейчас автор иронических детективов старается сделать все возможное, чтобы ее не настиг рецидив. В эфире программы «Секрет на миллион» Донцова рассказала, что может позволить себе отдых лишь в некоторых странах.

Дарья донцова как я победила рак читать

«В свое время, мы переехали за город из-за меня. После химиотерапии мне было сложно дышать, на свежем воздухе самочувствие сразу улучшалось. Ежегодный отдых также всегда связан с моим здоровьем. Врачи запретили мне летать в страны, где климат существенно отличается от российского.

К тому же звезда старается помнить о возможном обострении болезни во время занятий спортом. Сейчас писательница увлечена силовыми и кардио тренировками. Однако она знает, каким должен быть ее пульс, и какие упражнения находятся под запретом. Тренер Донцовой специально разрабатывал для нее комплекс подходящих занятий.

Дарья не стесняется рассказывать о проблемах со здоровьем. Общаясь с Лерой Кудрявцевой, она вспомнила, как перенесла четыре операции, и насколько длительным и сложным оказался процесс восстановления.

«Сейчас вместо одной груди у меня специальный протез, но его практически невозможно заметить. Я ношу специальное белье, благодаря которому могу появляться на людях и в купальнике, и в платьях с декольте. В этом плане никаких серьезных ограничений не чувствую», отметила писательница.

В студии программы также появились родственники звезды. Муж Дарьи Александр в очередной раз признался супруге в любви. Он не скрывает, что абсолютно счастлив с избранницей, ведь скоро они отметят 35-летие совместной жизни.

«Со своей настоящей мамой я сейчас практически не общаюсь. У нее очень сложный характер, она не признает иных мнений кроме своего. Ну, а Дарью Донцову я называю не иначе, как мама. Она обожают моих детей, а они считают ее бабушкой», поведал Дмитрий.

донцова онкология лечение

Автор иронических детективов не отрицает, что на ее долю выпало немало испытаний. Однако Донцова считает себя по-настоящему счастливым человеком, ведь у нее есть любимый муж и дети.

Об онкологии

— Все интервью с вами так или иначе касаются темы вашей болезни. Через год у вас своеобразная дата – 20 лет с тех пор, как вам поставили диагноз «рак молочной железы». Как вы сейчас относитесь к тому, что тогда случилось? Как менялось ваше отношение на протяжении всех этих лет?

— 20 лет? Ой, надо же, точно! 1998-2018… А я и забыла! Надо будет позвонить моему доктору, поздравить.

Никак мое отношение за эти годы не менялось, да и зачем вообще ставить вехи? Болела – выздоровела. Вы же не отмечаете дату очередного насморка.

— То есть и тогда, и сейчас вы готовы называть онкологию своей удачей. Как быстро удалось прийти к осознанию этого парадокса? Ведь многие воспринимают слова врача как приговор и отчаиваются.

— Совсем не все отчаиваются. Я знаю огромное количество онкобольных, которые выздоровели сами и вытащили еще с десяток других людей. Да, все проходят через стадию слез, расстройств, вопросов, которые они себе задают.

Заболеть чем-то может каждый, а болезни бывают разные. И онкология, в массе своей, лечится – я сейчас говорю о так называемой обычной онкологии, где есть налаженные протоколы, а не о сложных случаях. Есть ведь и более страшные недуги, лекарства от которых пока не придумали – например, некоторые генетические болезни.

Сейчас специалисты говорят, что стандартная онкология, которая укладывается в общий протокол лечения, стала медленно превращаться в хроническое вялотекущее заболевание. Да, пациенту будут капать химию, он будет пить таблетки, но его будут тянуть, тянуть, то лучше, то хуже, и все это будет продолжаться долго.

Например, скоро на российский рынок выходит препарат швейцарского производства, я не буду его называть пока, на нем больные раком молочной железы в 4 стадии c метастазами продолжали жить 11 лет, а раньше им давали всего полтора-два года. Наука и медицина не стоят на месте.

Что касается удачи… Конечно, человеку неверующему понять, что это удача, труднее. Человек воцерковленный  поймет, для чего это ему послана болезнь, и выздоравливают такие люди, как показывает практика, чаще и быстрее.

— Часто говорят: сытый голодного не разумеет, а здоровый – больного. Это так? В тот момент вы не завидовали тем, кто избежал встречи с онкологией?

— Зависть – не моя эмоция. Да и чему завидовать – деньгам, машинам, украшениям? Всегда найдется кто-то, у кого денег больше, машина лучше, бриллианты ярче. Зависть — разрушающая эмоция.

19 лет назад, услыхав диагноз «рак молочной железы» я не завидовала здоровым людям. Я испугалась за свою семью.

На тот момент были живы мама и свекровь, уже пожилые дамы. Если откровенно, характер у них был ого-го, как говорится, на телеге не объедешь. И кому нужны мои вредные бабушки? Я-то их люблю, а кто другой, наверное, любить не станет.

У меня трое детей – дочке Маше было 12, сыновьям 18 и 20. Вроде взрослые, но мама все равно нужна. У меня были собаки, кошка – куда это все денется? А муж мой Александр Иванович еще молодой и вполне симпатичный.

С дочкой Машей

Он же не останется один, его определенно кто-то подберет. И что вот эта женщина, которая войдет в мой дом, сделает с моей семьей? У детей мачеха, у бабушек моих – кто? А собаки точно будут не нужны. Я думала только об этом.

— В 1998 году не было еще как такового интернета. Что помогло вам получить позитивную информацию о вашем диагнозе и настроиться на победу?

— И хорошо, что не было интернета! Я всем искренне советую не ходить на онкофорумы — там сидит истерическое сообщество в основном женщин, которые пишут что-то вроде этого: «У меня умерли бабушка, дедушка, тетя, дядя, мама, папа и сама я тоже вот-вот умру от рака».

Один мой знакомый врач, крупный онколог, однажды страшно обозлился и стал сверять эти истории из сети и реальные истории болезни, которые хранятся в архиве его клиники. И оказалось, что ничего общего с правдой здесь нет.

Если уж очень хочется добыть информацию – читайте научные и медицинские сайты, лучше по-английски. Но это путь долгий и ненужный. Найдите врача и доверьтесь ему. Меня оперировал Игорь Анатольевич Грошев, теперь он завотделением в 62-ой больнице, а тогда был просто хирургом.

— В 2015 году вы объявили о создании сайта, где онкобольные смогут получить психологическую помощь. Как сейчас развивается этот проект?

— Речь скорее о капле позитива. Когда человек, получив диагноз, начинает читать в интернете всякие ужасы, это ему никак не может помочь. И тогда он придет на наш сайт, где опубликованы реальные истории со счастливым исходом.

Целью сайта «Радость жизни»  было собрать рассказы людей, которые болели, и болели достаточно серьезно, но выздоровели, более того, с момента их выхода в полную ремиссию прошло больше 10 лет.

Мы ничего не придумали и не приукрасили – нам присылали рассказы, и мы даже не правили тексты.

Дарья донцова как я победила рак читать

Идея была в том, чтобы человек, который читает и слышит со всех экранов, что все умерли, мог прийти и прочитать истории тех, кто жив.

Посыл был именно такой, и мы планируем и в дальнейшем такие истории публиковать. У меня появился «Инстаграм», он тоже создан в поддержку онкобольных. Напрямую там ничего о болезни не говорится, но моя страничка создана как территория оптимизма, хорошего настроения, как средство отвлечения больных от ненужных тяжелых мыслей.

— А в чем состоит ваша задача как посла программы «Вместе против рака груди» компании Avon?

— Помимо маршей против рака груди и других публичных мероприятий главной идеей этого проекта была и остается популяризация в СМИ этой темы. Я говорила прежде всего о том, что женщины должны не только делать самообследование каждый месяц, это, конечно хорошо, но не всегда опухоль можно прощупать самостоятельно.

Нужно хотя бы раз в год, а по достижении 45-летнего возраста или при неблагоприятных условиях жизни, раз в шесть месяцев посещать врача. У нас ведь любят дотянуть до последнего, хотя сейчас положение уже меняется в лучшую сторону.

О благотворительности

— Что вы вкладываете в понятие «благотворительность»?

— Это очень широкое понятие.

Большая ошибка, которая тормозит развитие благотворительности и милосердия в нашей стране – считать, что помогать можно только деньгами.

Ведь что такое милосердие? Это помощь, которую ты оказываешь другому человеку, а она может быть разной. В Москве на Большой Ордынке, в доме 34 расположена Марфо-Мариинская обитель милосердия. Там открыт единственный бесплатный в Москве детский сад для детей с ДЦП, детский дом, хоспис, респис, там оказывают помощь людям, которым реально нечего есть.

От благотворителей принимают крупы, макароны, пряники, печенье – да даже варенье, которое вы летом сварили и сейчас не успеваете съесть. Можно отдавать нуждающимся одежду, кухонную утварь, постельное белье – разумеется, в хорошем состоянии.

Даже если вам нечего отдать… Подумайте, может быть, вы хотите стать волонтером? Например, в детский онкоцентр на Каширке приезжают дети и их мамы со всей страны и из-за рубежа – их некому встретить и помочь добраться до больницы, а иногда им просто негде помыться и отдохнуть – пригласите их себе и напоите чаем, это будет огромное милосердное дело. А уж помолиться за кого-то в храме или подать записку – это вообще может каждый верующий.

Всегда можно сделать какое-то доброе дело, и это не обязательно деньги – деньги дать как раз легче всего. А дать время и свое внимание намного сложнее.

— Что вы чувствуете, когда помогаете какому-то человеку?

— Знаете притчу про пуговицу? Один человек шел по улице и увидел нищенку, у которой от пальто отвалилась пуговица и упала на землю. Он хотел пройти мимо, но потом подумал, что нищенка замерзнет, пуговица потеряется, а где ей взять новую? Он поднял пуговицу, отдал нищенке и пошел дальше. И забыл об этом.

Прошло много лет, он умер и оказался перед ангелом, который на весах взвешивал его дела, хорошие и плохие. И человек, который к тому моменту все понял и был безумно напуган, потому что грехи перевешивали, вдруг увидел, как ангел бросил на весы пуговицу, и она перевесила все злые дела.

Как говорил старец Николай Гурьянов: «Если тебе сделали доброе дело, помни об этом всю жизнь. Если ты сделал доброе дело – забудь об этом сразу».

— Чем же должен быть наполнен человек, чтобы начать отдавать, делать что-то доброе просто так?

— Я убеждена, что в каждом человеке есть добро «просто так», есть сочувствие другому в той или иной, подчас очень зашифрованной форме. Кто-то помогает детям. Кто-то помогает старикам. Кто-то помогает собакам.

— Известных людей часто обвиняют в том, что вся их благотворительность – это пиар, это напоказ. Верно ли это? Что делать звездам, если и правда хочется творить добро?

— Я, например, не рассказываю, кому я помогаю. Но считаю, что каждый вправе делать так, как ему удобно и хочется. Не важно, что будут говорить – пусть говорят.

Если какая-то знаменитость напоказ приехала в детский дом, привезла с собой сто журналистов и сделала детям подарки – низкий этой звезде поклон.

Если селебритис хочет с этого получить пиар, пусть получит, все равно спасибо. Пусть это было неискренне, но нам важен результат: дети получили подарки.

Люди, которые сидят на форумах и с пеной у рта обсуждают костюмы Филиппа Киркорова, пишут: «Лучше бы он деньги детям отдал», понятия не имеют, сколько добрый дел делает Киркоров. А я об этом знаю. А еще я знаю, что Филипп громко не кричит о том, кому и что он сделал.

Что сделала Эвелина Блендас для людей, у которых дети с синдромом Дауна — ей надо памятник поставить! Она молодец. Она объяснила родителям солнечных детей, что им надо любить своих ребят, ни в коем случае не стыдиться их.

— Как научить своих детей помогать другому, не родственнику?

— Мы делали рождественские елки в Марфо-Маринской обители для детей больных ДЦП, синдромом Дауна, для ребят из малообеспеченных семей.  И я взяла туда своих юных родственников. Они ушли абсолютно потрясенные, просто потому что увидели новый мир.

Дарья донцова как я победила рак читать

Наши дети иногда чего-то не знают и не видят – у нас ведь редко в школе встретишь ребенка-инвалида. Как они научатся милосердию, если нет опыта и примера?

И конечно, никогда в жизни не научить ребенка быть добрым, сострадательным и милосердным, если родитель не такой. Что же касаемо вашего вопроса как научить помогать другому, не родственнику…

Мне кажется, что если каждый из нас будет любить и помогать всем своим родственникам, на земле больше не будет людей, которым потребуется чужая помощь.

Об усталости

— Вы человек позитивный, но ведь, наверное, и у вас кончаются силы?

— Конечно, это бывает у каждого человека. У меня умерла одна сотрудница Avon, которая стала моей близкой подругой. У нее был рак молочной железы, и ничто не предвещало, как говорится, а потом диагноз ухудшился.

Или вот первая жена Кости Хабенского, Настя… Мы с ней переписывались, и я очень хорошо помню, как она мне написала, что ей будут делать новую химию, что она чувствует себя намного лучше и скорее всего это поможет, она была полна надежд и оптимизма.

Я очень обрадовалась, мы чудесно поговорили с ней. Я легла спать, утром проснулась, открыла «Яндекс»… и первое что я увидела – умерла Анастасия Хабенская. У меня выпал компьютер из рук. Я до сих пор не могу убрать ее письма из компьютера…

Конечно, бывают такие моменты. Но это как с верой в Господа… В жизни каждого верующего человека случается усталость, уныние, падения. Об этом редко рассказывают, но каждый падает и сомневается. Но тут уж без вариантов – упал, встал и пошел…

Я очень хочу жить: Мой личный опыт

Изменишься — выживешь. Писательница делит больных раком на две категории: те, кто лег, закрыл глаза и сказал, что жизнь кончена, и те, кто начал бороться. Первые умерли, вторые остались живы, потому что следовали одному простому правилу: день должен быть спрессован таким образом, чтобы у смерти не было времени туда влезть.

— Необходимо быть тотально занятым. С семи утра до часу ночи. А ложась спать, надо вспоминать дела на следующий день. И ставить перед собой далекие цели, для достижения которых понадобится десять, пятнадцать, двадцать лет… Когда понимаешь, что жизнь не кончена, она не заканчивается.

Дарья Донцова принадлежит к той категории людей, которые не приемлют по отношению к себе жалости. Лежать на кровати в окружении скорбящих родственников — последнее, чего она желала бы.

— Мое место в доме не может в принципе занять никто… Мои родные привезли меня из больницы, положили меня на диван и сказали: «Мамочка, мы все убрали, лежи, отдыхай». И убежали на работу. Два сына и муж.

Я полежала, полежала и встала. Обнаружила в ванной зеркало с серыми разводами, пыль, которую они замели куда-то под стол… они очень старались, правда. Занавесочки, которые полиняли, потому что они простирали их вместе с тюлем.

Да, у меня была такая проблема в организме. Я с ней справилась и уверена: другие тоже могут справиться. Людям, которые оказались в подобной ситуации, я могу дать только один совет: не падайте духом. Знайте, что онкология лечится, сейчас медицина развита до такой степени, что, даже если вас не вылечат, вам подарят годы и годы жизни. И помните, что мы сами кладем себя в могилу и сами себя оттуда вытаскиваем.

Ольга ГОЛОВНЯ

О вере

— Получается, и вы сомневались. А тогда, в 1998 году, задавали себе вопрос: за что мне это?

— Нет. Я просто очень хорошо знала тогда, за что мне это. В моем случае мне было ясно. Но когда ты с Господом, ты думаешь: «Господь поможет. Господь управит», и уже легче.

— Но вы пришли к вере именно в острый момент жизни.

— Мало кто из онкобольных, получивши диагноз, не бежит в храм. Даже самые заядлые атеисты хоть раз зайдут и свечку поставят – на всякий случай, а вдруг?

Я была прихожанкой нескольких храмов. Сейчас я каждое воскресенье стою на литургии в храме Спаса Нерукотворного Образа в селе Уборы.

В юности я вообще о Боге не задумывалась. Помню, как впервые зашла в церковь у метро «Сокол» – мне было лет 20, и бабушка меня попросила пойти поставить свечку за умершего дедушку. Я зашла, купила свечку, спросила, что делать дальше.

Поставила свечку на канун, а женщина, что была за ящиком, пошла со мной и говорит: «Ну ты хоть перекрестись!» А я говорю: «А как?» Она показала, потом я помню … подхожу к солее – и на меня падает такая радость!

— Есть то, что в христианской вере вам сложно, или непонятно?

— Я никак не могла понять: вот говорят – откройте сердце Христу, а как это? Мне говорили: по молитве открывается, а я все думала, тупо читая молитвы утром и вечером, ну как же оно открывается-то?

А потом в один день вдруг понимаешь, как это. А объяснить не можешь – нет слов. Просто понимаешь, что Господь управит, Господь поможет, и успокаиваешься. И тогда начинается совсем другая жизнь.

А научить кого-то этому невозможно… Вы же не можете за меня пообедать, поспать? Либо человек сам до этого дошел и получил, либо нет. Я знаю только, что к Господу Богу на веревке не тянут, и говорить с невоцерковленным человеком о вере нельзя — тебе самому будет неприятно.

— Бывает, человек спотыкается о небольшой запрет, и отказываясь принимать его, в итоге отказывается и от Бога. Например, всерьез начинает говорить о непонятности церковнославянского языка как преграде между ним и Богом, или о «глупости» постов.

—  Знаете, всем, кто говорит, что и в Бога верить не стану, и в храм ходить не буду, потому там запретят мою собаку любить, я могу повторить слова одного священника, он сказал: «Всем, кто жалуется, мол, в церкви обхамили и я больше туда ни ногой, я отвечаю: как я вас понимаю! Вот меня один раз так обхамили в булочной – я с тех пор хлебушка ни разу не поел!»

О книгах и героях

— Количество ваших книг стремительно подбирается к отметке 200. Где вы берете столько персонажей? Неужели все из жизни?

— Просто у меня просто память как у слона! Так что в книги попадают все люди, которых я как-то видела и встречала. Там совершенно точно есть все мои близкие и друзья, а иногда и кое-кто не очень хороший – я же, бывает, общаюсь и не с очень хорошими людьми.

Вот был случай. У меня в серии про Ивана Подушкина его мама, Николетта, была списана со вдовы одного писателя. Просто взята целиком и перенесена в книжку. Мы тогда еще жили в Переделкино, дачу снимали.

А эта дама, как оказалось, была моей поклонницей. И вот идет она мне на встречу, держа подмышкой книгу про Подушкина. Я думаю, ну все, сейчас от меня пух и перья полетят. Она подходит и говорит: «Ах, я так смеялась.

— Вы правда пишете все свои книги от руки?

— Правда. И до сих пор не пойму, почему этот факт так всех удивляет.

— А книга о вашем опыте борьбы с онкологией до сих пор переиздается?

— К сожалению, да. Лучше бы ее не издавали, конечно. Вернее, лучше бы она больше никому не была нужна и все бы выздоровели. Но скажу честно, я даже по-тихому горжусь тем, что вытащила из подполья онкобольных.

Потому что после того, как я стала кричать в каждый подставленный мне микрофон, что это лечится, что это не позор, люди постепенно стали выходить на свет, перестали таскать парики, стали понимать, что в лысой голове нет ничего страшного. Что это не заразно, наконец.

Когда люди видят меня по телевизору, радостную и веселую, совершенно не переживающую из-за того, что у нее отсутствуют некоторые части тела, они понимают, что их будущее совсем не темно. Я — светлое будущее многих онкологических больных (улыбается).

— Как перестать зацикливаться на плохом, — ваш рецепт?

— Во всем плохом надо постараться увидеть хорошее. И понять, что любая ситуация дается нам для того, чтобы мы изменились в лучшую сторону. А если в придачу еще хочешь быть счастливым, тогда очень простой совет,

счастливым человек делается, когда перестает хотеть того, чего у него нет. И начинает радоваться тому, что у него есть.