Книги по альтернативной онкологии

0
2

От редактора

По данным Всемирной организации здравоохранения рак входит в десятку ведущих причин смерти людей по всему миру. В странах с высоким уровнем дохода ситуация и того хуже: онкологические заболевания уступают первенство только ишемической болезни сердца и инсульту.

Миллионы людей ежегодно получают такой диагноз и миллионы умирают, т.к. официальная медицина, несмотря на все современные и весьма дорогостоящие методы диагностики и лечения, бессильна предотвратить такую горькую участь большинства больных.

Прогнозы ВОЗ также неутешительны — смертность от рака с каждым годом будет только расти. Поэтому диагноз «рак» обычно воспринимается как страшный приговор. Общепризнанная в медицине генетическая теория возникновения рака, согласно которой заболеть им может кто угодно и совершенно внезапно, лишь укрепляет страх людей перед этой болезнью. И такое представление о раке в нашем обществе считается общепринятым и не вызывающим сомнения.

Предлагаемая книга меняет у читателя это представление на кардинально противоположное, разрушая навязанные в данной сфере стереотипы. В ней автор (врач-натуропат и практикующий специалист по альтернативной онкологии) раскрывает причины несостоятельности традиционных методов лечения рака и предлагает альтернативный взгляд на природу рака, причины его возникновения, а также знакомит читателя с натуральными методами его лечения, которые на практике доказали свою эффективность.

Онкобольным, которые смогут избавиться от навязанных ложных стереотипов, она не только подарит надежду на исцеление, но и станет своего рода путеводной картой, которая откроет дверь в новую жизнь, свободную от болезни, а также укажет простые шаги в этом направлении, которые доступны любому желающему независимо от физического и финансового состояния.

Врачам-онкологам, если они действительно хотели бы следовать своему призванию (успешно помогать больным излечиваться от болезни, а не делать бизнес на их болезни), эта книга может стать толчком для более глубокого изучения вопроса и поиска действительно эффективных и безопасных методов лечения рака.

А всем остальным читателям, не относящимся к вышеуказанным категориям, книга позволит разобраться в том, что же из себя представляет здоровье с точки зрения натуропатии, и это, в свою очередь, может побудить взять на себя ответственность за своё здоровье и здоровье своих близких, и тем самым, предотвратить не только возникновение рака, но и любых других болезней.

Предупреждение автора

Назначение этой книги — исключительно образовательное. Никакая информация, а также методы лечения, описанные в этой книге, не должны замещать общение с соответствующими медицинскими специалистами и выполнение их рекомендаций. Автор надеется, что эта книга улучшит понимание, оценку и выбор правильного лечения.

Некоторые методы лечения, описанные в книге, являются по своему определению альтернативными, т.е. не они признаны официальной медициной. Отношение к этим методам национальных и местных законов может сильно отличаться от отношения к официально признанным методам.

Используйте информацию из этой книги разумно — исследуйте, анализируйте, проверяйте её на предмет соответствия здравому смыслу, а не воспринимайте её как догму. Помните, главная ваша цель — это здоровье!

Советуйтесь с вашим доктором по поводу описанных в книге альтернативных методов лечения. Очень важно, чтобы читатель взял на себя полную ответственность за своё здоровье, а также за то, как использовать информацию из этой книги.

Автор не несет никакой ответственности за какие-либо негативные последствия, которые могут явиться результатом использования информации, приведённой в данной книге.

Пролог

Я стоял позади всех и смотрел на этот маленький гробик, лежавший в центре огромного темного зала церкви. Мерцающие огни свеч и звуки хора, периодически прерываемые басом отпевающего батюшки, делали эту картину мистической.

Люди стояли как тени, молча, почти не двигаясь. Женщина в черном платке, обняв гробик, что-то говорила и рыдала, но я почему-то этого не слышал. Вслед за матерью стали подходить другие люди, которые немного задерживались, прощаясь с мертвым мальчиком, и отходили в сторону, уступая место следующим.

Я же стоял на месте, погруженный в странное состояние, которое полностью охватило меня. Двинуться с места я не мог, так как в этот момент не ощущал себя физическим телом. Я чувствовал, что наблюдаю за этой трагедией не только своими глазами, но ещё и каким-то новым, неизвестным мне чувством, которое парализовало меня физически, давая удивительную ясность ощущений и мысли.

Скатившаяся по моей щеке слеза вернула меня в физический мир. В тот же миг пришло решение, что я должен пообещать этому маленькому герою, прожившему всего восемь лет, сделать всё, что смогу, чтобы уберечь от той же участи других, даже если мне придется многое изменить в своей жизни.

Если мне удастся спасти хотя бы одного человека с помощью приобретенных за последние годы знаний, то тогда его короткая жизнь будет иметь ещё больший смысл. Я дал обещание и вышел, не дождавшись конца службы.

Идя от церкви к припаркованной машине, я уже понимал, что стал другим. Я удивительно четко представлял то, что мне предстоит cделать. Ощущение законченности, целостности охватило меня, как будто нашедшееся вдруг звено, завершило долго остававшуюся незаконченной цепь.

Тот мальчик, на чьих похоронах я тогда был, при жизни сильно отличался от других обреченных больных детишек, которых я видел за время своей работы в отделении детской онкологии в одной из частных клиник Лондона.

Он действительно был маленьким героем. Стойко перенося адские муки лечения, он находил в себе силы улыбаться и вселять надежду в свою победу над болезнью окружающим, даже когда она покидала взрослых.

Половину из своих прожитых восьми лет жизни он лечился от рака. Когда ему было пять лет, врачи в России отказались продолжать лечение мальчика и, тем самым, дали ему несколько месяцев жизни. Его мама, будучи удивительно сильной женщиной, смогла найти средства и привезла его на лечение в Англию.

Его любил весь персонал отделения, а также другие детишки и волонтеры. Он был самым «старым» пациентом в отделении, и за его борьбой с болезнью следили все. Все, кроме меня. Я следил за его борьбой с лечением.

Когда я впервые увидел этого крепкого мальчишку, то трудно было поверить, что он уже давно болеет и прошел через «огонь, воду и медные трубы» официального лечения. Он не только пережил прогноз, который давали ему российские врачи, но и перенес столько циклов очень токсичной терапии, что даже лечащие врачи в Англии удивлялись этому.

Тем не менее, как только малыш восстанавливался после очередной «химии», ему давали новую дозу, зачастую просто меняя один токсичный препарат в протоколе на другой. Это продолжалось полтора года, пока я работал там медицинским координатором для русскоязычных детишек, приезжавших в Англию на лечение.

Имея высшее медицинское образование, мне было нетрудно разобраться в том, что на самом деле происходило в лечении таких больных и, в частности, этого ребенка. Мне было очевидно, что пережить свой прогноз мальчику помогла не химиотерапия и другие аспекты традиционного онкологического лечения, а его мама, которая просто его не отпускала.

За время его болезни она ознакомилась с большим количеством информации о правильном питании для раковых больных и о некоторых натуральных препаратах, которые помогали в борьбе с этой болезнью, восстанавливая организм после калечащего лечения.

Только благодаря её усилиям и упорству, а также незаурядности мальчишки, который, несмотря на возраст, понимал, что нужно быть стойким, ему удавалось так долго бороться с болезнью и пережить такое тяжелое лечение.

Тем не менее, мальчик постепенно угасал — токсичное лечение убивало его быстрее болезни. Он уже много раз выкарабкивался из реанимации и восстанавливался, благодаря усилиям своей мамы, и всякий раз — лишь для того, чтобы снова оказаться там после очередного цикла лечения. Один из таких очередных визитов в реанимацию стал последним.

Было очевидно, что ребенок умер от осложнений лечения, а не от своей болезни. Его мама хоть и подозревала об истинной причине его смерти, но, будучи переполненной горем, не стала в этом разбираться. Для меня же было очевидным то, что бедный парень не имел шансов на выздоровление с момента самого начала агрессивного лечения в Англии.

Также я начал задумываться о том, почему люди ничего не знают о более успешных методах лечения рака, которые, хотя и не приняты официальной медициной, но, тем не менее, известны достаточно большому кругу лиц.

Почему те, кто смог найти и понять эту информацию индоктринированы[1] системой до такой степени, что используют её лишь как дополнение к лечению, а не отказываются от официального лечения в его пользу?

Ответы на эти вопросы я попытался дать в этой книге, так же, как и обосновать своё убеждение в том, что традиционное лечение, включающее химиотерапию, лучевую терапию и хирургию, значительно ослабляют шансы больного на выздоровление, и зачастую, являются причиной смерти больного.

Думаю, будет правильным объяснить здесь, какие основания были у меня написать книгу на подобную тему.

Моя жизнь ещё несколько лет назад была очень далека от онкологии, да и от медицины в целом. Приехав в Англию ввиду обстоятельств, я решил оставить карьеру врача и занялся бизнесом. Шли годы, бизнес развивался, но я получал всё меньше и меньше удовлетворения от того, чем занимался. Я чувствовал, что использую только половину своих умственных способностей.

Так незадействованная часть моего мозга сподвигла меня серьезно увлечься политикой и экономикой. Я стал запоем читать книги Чомского, Наоми Клейн, Грега Паласта. Вскоре, я стал понимать, что общепринятая официальная модель устройства нашего общества сильно расходится с действительностью.

Альтернативный взгляд на политику и экономику, который представляли эти авторы, позволял предельно ясно разобраться во всех тех моментах этих дисциплин, которые ранее оставались труднопонимаемыми. С официальной версией экономики я познакомился, когда учился на МБА в Вестминстерском университете, а с официальной версии политики — будучи индокринированным двумя системами: социалистической (в бывшем СССР) и капиталистической (за годы жизни в Англии).

С помощью полученной новой информации я стал складывать «паззл» или «мозаику» новой, ранее мне неизвестной, картины реальной жизни. Однако политика и экономика не могли дать всех составляющих мозаики для воспроизведения полной картины.

Конечно, невозможно было изучить обе стороны каждого направления за несколько лет, впрочем, на это не хватило бы и жизни. Мне нужно было убедиться (и мне удалось это сделать довольно быстро) в том, что официальная версия каждого направления является искусственным и зачастую вымышленных подбором фактов, направленных на поддержание существующей концепции нашей жизни.

И что фактически наша реальность является искусственно созданной для нас «матрицей», образ которой в виде метафоры показан в фильме «Матрица».[2] А тот реальный мир, который «матрица» скрывает от нас и делает недоступным, и есть настоящая реальность.

Не разобравшись во всех этих вопросах будет трудно понять, почему официальная медицина имеет целью не лечить людей, а лишь поддерживать их в состоянии болезни, зачастую добиваясь временных симптоматических улучшений.

Если попытаться разобраться в вопросе, что же из себя представляет официальная медицина в отрыве от других аспектов нашей жизни в сегодняшнем мире, и не понимая, что она представляет собой лишь часть той искусственно созданной для нас «матрицы», то это будет подобно тому, как ребенок смотрит на один кусочек мозаики (паззл) и не понимает, частью какой игрушки он является.

Спустя несколько лет моего самообразования я уже полностью понимал, что собой представляет законченный вариант собранной мною мозаики. Меня переполняли противоречивые чувства. С одной стороны я осознавал, что обладаю очень важной информацией, благодаря которой моя жизнь стала кардинально меняться.

Также кардинально изменилось моё мировоззрение. Мои ценности также поменялись. Мне захотелось снова делать добро людям, как в начале своей медицинской карьеры, а не бороться с другими за своё собственное выживание, как тому учит система.

Также я стал осознавать, что эта информация может поменять жизнь любого человека, кому она будет доступна. С другой стороны я заметил, что большинство людей не способно видеть очевидное, вне зависимости от уровня образования и интеллекта.