Онкологический центр на каширке взятки

0
3

Сколько стоит вылечить рак в Москве?

16 ноября 2011 14:15 395

Скандал в Блохинвальде Этой осенью в онкоцентре им. Блохина , что на Каширском шоссе, разгорелся грандиозный скандал. Из-за ужесточения пропускной системы в больнице образовалась гигантская очередь. Дело дошло до драки.

https://www.youtube.com/watch?v=gtHElcr9apE

Не попав на прием, в очереди якобы умерли сразу два пациента. Руководство попыталось дело замять. Объяснило, что умерло не два пациента, а одна — женщина. И не в очереди, а на стоянке, за территорией онкоцентра. Сердце не выдержало.

Следственный комитет начал собственную проверку этой истории. Разбирается, кстати, до сих пор.

Зато Интернет-сообщество тут же вцепилось в историю. «Знаем-знаем, откуда эти кордоны . В курсе сколько надо дать врачам, чтобы тебя полечили в знаменитом онкоцентре? Десятки тысяч рублей! И сотни — чтобы вылечили. А тут директор — ишь ты — надумал прикрыть врачам кормушку».

Форумы оперативно закидали историями от бывших пациентов: кто какую взятку дал, чтобы положили в стационар онкоцентра (от 30 тысяч рублей и до каких-то немыслимых цифр с пятью нулями), сколько за операцию отстегнул (от 40 тысяч), сколько заплатил из своего кармана медсестрам (3-5 тысяч), и даже санитарке, чтобы немощному больному поменяла постельное бельишко (100 рублей).

Что же на самом деле происходит за стенами лечебного заведения, которое в народе зовут не иначе как Блохинвальд?

Я отправилось непосредственно на место недавних « боевых событий». Взятие башни Тысячи людей знают эту дорожку от станции метро Каширская до входа в онкоцентр. Вдоль рынка, мимо стендов с ядовито раскрашенным женским бельем и прилавков с фруктами-овощами «свэженькими, возьми, дарагая, для ТАМОШНИХ больных покупают».

Я внутри «башни», центрального здания онкоцентра. Открою страшную тайну: несмотря на пропускную систему, попасть сюда достаточно легко. Напрашиваетесь к врачу на консультацию по телефону — и будет вам пропуск. Координатами врачей больные активно делятся в Интернете.

Не больница — прям торговый центр! Кафе, продуктовый магазин, бутик с париками (правда жизни: после химиотерапии больные теряют волосы»), бутик с корректирующим женским бельем (рак молочной железы у нас лидирует), банкомат. Очередь к нему даже подлиннее, чем за пропусками.

— Представляете, вот только сейчас в наш саратовский онкоцентр мои лекарства пришли, — радостно щебечет у входа кабинет дамочка в нелепой цветастой юбке. — Ей богу, померла бы, пока дождалась. А я здесь уже полгода лечусь! За деньги? Да что вы!

Пациенты в «башне» прямо излучают спокойствие и уверенность. Ничего себе раковые больные, в народном понимании приговоренные.

— Весь сыр-бор разгорелся именно здесь, на входе в «башню», — объяснили мне в центре. — Начальство в тот день половину пропусков сюда не подписало. Объяснило так: в центральном здании лежат стационарные больные.

Онкологический центр на каширке взятки

Люди после операций, облучения, на сильных лекарствах. Иммунитет подкошен, любая инфекция может сгубить. А народ с улицы, как в мавзолей, толпами идет именно сюда. Зачем? Да потому что здесь же сидит большинство врачей центра.

Расхожее выражение: рак у нас лечат бесплатно. А вот вылечивают — за деньги

Деньги есть — лечись как Япончик Иду в поликлинику. Вход свободный, очередь. И как же тут нервно!

— У мамы родинка растет, можно ей на консультацию? — кричит в окошко регистратуры дамочка — тоже по всем приметам из провинции.

— Консультация платная, — отрезает мужчина за стойкой. — И не факт, что вас примут. Все зависит. от настроения дежурного врача.

Дамочка беспомощно глядит то на меня, то на инкасаторов, пришедших забирать наличку из кассы. И медленно осознает: именно купюрами лечится «плохое настроение» врачей. На стене расценки на различные исследования.

С тремя-четырьмя нулями. Даже поиск больничной карточки, если вдруг забыл номер, не задарма — плати 100 рублей! Нет, конечно, на то же УЗИ можно попасть и бесплатно. Но только недели через две-три. А за денежку — прямо сейчас.

Рядышком объявление «Медэскорт. Полное сопровождение при обследовании». Сервис! Желающих без очереди, за ручку проведут по нужным кабинетам — за кругленькую сумму, разумеется. Все для дражайших онкобольных. Им же противопоказано в очередях нервничать!

Есть деньги (знатоки подсказали, не менее миллиона рублей) — хоть сегодня ложись в частную клинику. Здесь же, при Онкоцентре. В ту самую, где очень старались, но не смогли спасти умирающего Япончика. Клиника хоть специализируется на нейробольных, но и рак лечит. Стволовые клетки и все такое.

Неужели правду пишут на форумах? Без « крутого бабла» вход в онкоцентр закрыт?

Как объяснили в регистратуре, на лечение бесплатно попасть МОЖНО — по КВОТе. Нужно направление из онкодиспансера по месту жительства, заключение, анализы, полис. И подождать два-три месяца, пока придет очередь.

Но рак болезнь специфическая: некоторым пациентам поздно и через две недели. Выход один — договариваться с врачом. Чем запущеннее болезнь, чем быстрее нужна помощь, тем дороже может оказаться лечение.

Показательное увольнение врача Иванова — А можно вылечиться и быстро и бесплатно, — усмехаются медики центра. — Была такая история. Приехала некая пациентка с Украины . А иностранные граждане на Каширке лечатся исключительно за деньги.

Поллимона целковых готовь не глядя. Так эта тетя прорвалась в кабинет к директору центра — Давыдову . Пала на колени, начала ноги целовать: мол, не сгуби голубчик, вылечи! Давыдов пролечил — совершенно бесплатно, за счет центра.

И вроде как борьба со взятками в РОНЦ ведется. Припоминают медики еще один случай. Год назад уволили за взятку из отделения маммологии врача с показательной фамилией Иванов .

— Вообще ситуация была дурацкая, — согласился побеседовать со мной онколог Антон Сергеевич*. — Попался врач на взятке в 2 тысячи рублей! Сущие копейки. Некоторые даже думают, что специально заслали к нему ту тетушку-пациентку.

Иванов попросил денег, кажется, чтобы оперативно сделали УЗИ. А тетка в милицию побежала. Иванова взяли с поличным. Был скандал. Но, думаете, после этого врачи перестали намекать пациентам на деньги?!

Сумма зависит, скажем так, от возможностей пациента. Берут во многих отделениях — но далеко не все. Зачастую врач даже не в курсе, что его больной кому-то платил. Но не особо осуждает коллег: если зарплата максимум 30 тысяч, на что жить-то?

онкологический центр на каширке взятки

Потирая руки, звоню в «Лигу пациентов». Уж наверняка у них кладезь жалоб от бывших больных Блохинвальда! При таких-то масштабах: через стены онкоцентра проходят 150 тысяч пациентов в год.

— Ни одного обращения, — огорошила меня юрист «Лиги» Жанна Алтунян . — Честно говоря, за все свое время работы жалоб на столичные онкоцентры и не припомню.

«Пациенты в карманы нам деньги суют!» — Дело в самом раке, — объясняет журналистка, бывший главный редактор журнала «Семейный доктор» Наталья Шаракшанэ. (В разные годы врачи находили у нее три разных вида опухоли.

Причем между первым и вторым раком прошли 20 лет. Удивительно активная женщина: в свое время она организовала бесплатные группы плавания для реабилитации пациенток с раком груди.) — Его боятся, даже мысли о нем избегают.

Хотя от инфаркта умирает куда больше людей — у нас животный страх перед раком. Раньше было принято иметь «своего» гинеколога и стоматолога, — а по нынешним временам надо еще и «своего» онколога. Это сухая статистика. Заболев один раз, наблюдаться надо всю жизнь.

В Москве есть не только онкоцентр на Каширке: очень сильные врачи в 62-й больнице, в институте им. Герцена . И в любой пойдешь на платной основе — разоришься! Так что нельзя пренебрегать онкодиспансерами «по месту жительства», там все-таки помогают бесплатно.

В том же центре им. Блохина могут прооперировать — и отправить долечиваться на периферию. И там уж. как повезет. А могут закрепить при онкоцентре, сделать «своим больным», открыть доступ к самым лучшим лекарствам.

«Пациенты сами нам деньги в карманы суют!», — возмущаются на форумах медики-онкологи. «Заваливают бутылками с алкоголем и ненужными духами. Нам, думаете, приятно, когда богатенький хмырь садится нога на ногу в кабинете: мол, лечи, я крутой?!».

Но при этом. медики и сами страшно обижаются, если их не поблагодарили.

— Бывает, спасаешь какого-нибудь алкоголика, у них часто бывает рак гортани, — жалуется онколог Антон Сергеевич. — Неделю в реанимации выхаживаешь. А он выпишется — даже спасибо не скажет! Вместо вывода: Нас спасет только гордость и жадность Получается дикая путаница!

Лечение рака в стране официально бесплатное. В Интернете обиженные пациенты валят в одну кучу все: коммерческую медицину, благодарности врачам и реальные случаи вымогательства при положенной больному бесплатной помощи (что вообще-то чистый криминал и с чем положено бороться: см. историю онколога Иванова).

Ап — и готова в голове обывателя жуткая картина. Хочешь вылечить человека от рака, однозначно готовься продавать квартиру и машину! И мы уже морально готовы платить за все и вся.

Причем в безнаказанности вымогателей в белых халатах виноваты мы сами. Терпим, даем на лапу. А потом ругаемся в блогах. Анонимно. Не хотим проблем. Это с одной стороны.

Сколько стоит вылечить рак в Москве?

Мы выбрали Израиль . Знакомые подсказали клинику. После 6-й химиотерапии опухоль у мамы ушла. Нам это обошлось примерно в 13 тысяч долларов, плюс перелет и 700 долларов — снимать квартиру в Тель-а-виве. Примерно столько же стоит лечение в Германии , но там нужна виза.

Нас встретили в аэропорту, довезли до больницы, все объяснили и показали. Условия в палате замечательные. И даже «химия» оказалась не такая «тяжелая», мама хорошо ее перенесла. Лекарства стоят дешевле, многие россияне закупают здесь препараты и с ними едут лечиться домой.

А когда мы вернулись, наш израильский врач каждый день звонил уточнить: вовремя ли поставили нужный укол. Они дали гарантию, что мама проживет 10 лет — если будет регулярно обследоваться.

Сейчас она снова там, летом вновь заболело под лопаткой. Сделали еще 4 химии — мама снова в норме. Можно выздороветь и в России! — Может просто повезло: но меня совершенно нормально вылечили в онкоцентре им.

Блохина, — улыбка не сходит с лица 29-летней Юлии Прониной . (Девчонка супер: море позитива и модельная внешность!) — В 26 у меня нашли трижды негативный рак груди. Просто однажды утром нащупала уплотнения, сдала анализы на всякий случай. И улетела в Австралию — учиться.

Когда позвонила подруга и сказала диагноз, даже мысли не было остаться лечиться заграницей. Домой! Здесь в онкоцентре сдала анализы, прошла предоперационную «химию», сделали операцию.

Снова химия — уже по месту жительства, затем облучение — в онкоцентре. На лечение ушел год. Да, были сложности. Но сейчас все хорошо!

Единственный раз пришлось отдать крупную сумму — 40 тысяч рублей. Врачи (не в онкоцентре на Каширке, в Подмосковье) объяснили что надо оплатить полкурса «химии», потому как в районе не хватает нужного лекарства А ждать при таком диагнозе не хотелось.

Чтобы поддержать других больных, Юля Пронина подробно выкладывает в свой блог отчеты и фотки: вот как выглядит грудь после операции. Вот какие накладные ресницы себе купила (свои после «химии» выпали).

Она совершенно спокойно обсуждает вещи, которые другие онкобольные боятся даже вслух произносить.

— Мне очень помогли англоязычные сайты с позитивными историями о лечении рака, — объясняет Юля. — А у нас таких нет. Люди не хотят рассказывать о излечении: видимо, сглазить боятся. И я решила вести свой блог.

Надеюсь, он поможет победить рак и мне, и другим! ВАЖНО! Во сколько на самом деле обходится лечение — Сейчас курс лечения от рака в России в среднем обходится в 250-300 тысяч рублей, — объяснил «Комсомолке» заместитель директора онкологического института им. Герцена, д. м. н.

Валерий Старинский. — Но иногда на курс нужны миллионы: современные лекарства, скажем, от рака молочной железы, стоят очень дорого. Еще в прошлом году квота ( то есть выделяемые государством деньги на лечение) была 109 тысяч рублей. С нового года Минздрав увеличил сумму квоты почти в три раза. Но ее еще надо дождаться.

— Что касается распространенного мнения, что в других странах, например, в Израиле, рак лечат лучше, чем в России — это миф, — заверяет профессор. — Мы диагностируем и лечим на той же, большей части зарубежной, аппаратуре.

Только цифры 2,7 миллиона россиян на учете по онозаболеваниям. Это почти 2 % населения. В России каждый пятый случай онкологии выявляют уже на последних стадиях, когда лечить человека очень сложно. Умирает от рака ежегодно около 300 тысяч россиян.

Но все-таки неправильно рассматривать онкологию как приговор. У нас рак молочной железы, гинекологические раки, выявленные в начальных стадиях в 95-100 % случаев полностью излечиваются. Кстати Откуда столько мистики?

Ни одна другая болезнь не породила столько мифов. Рак у нас в обществе что-то вроде Волан-де-Морта: «Того-которого-нельзя-называть». Великий русский онколог Блохин вообще запрещал врачам сообщать пациентам страшный диагноз.

Мол, лучше промолчать, пусть человек лечится не зная, что с ним. При этом в обществе интерес к раку хоть и болезненный — но огромный. Даже о самих столичных больницах слагают легенды. По одной такой онкоцентр на Каширке появился благодаря жене Косыгина .

Умирая от рака, она взяла обещание с мужа: построить большой передовой центр по изучению болезни. А 62 больница вроде как стала передовым, одним из лучших онкоцентров, после того, как в ее стенах от рака умерла первая жена Юрия Лужкова .

Онкологический центр на каширке взяткиhttps://www.youtube.com/watch?v=eKl2bxZXODw

m.kp.ru