Альтернативные способы лечения с раком

0
71

Альтернативное лечение рака. Какие бывают варианты

Несмотря на десятилетия научных исследований, потраченные десятки миллиардов долларов, рак остается одним из главных убийц, это заболевание обладает пугающей способностью противостоять защитным силам организма и уклоняться от медицинских вмешательств.

Как это не тревожно звучит, но эффективные методы лечения рака по-прежнему отсутствуют. Под дружные заверения онкологов об излечимости рака в 95% случаев эта патология уже заняла второе место по причинам смертности в развитых странах и количество жертв продолжает расти.

Джон Бийлар (John Christian BailarIII), эпидемиолог, американский статистик в области здравоохранения, почетный профессор Университета Чикаго

За последние 60 лет уровень смертности от рака изменился не значительно. С 1970 года общая пятилетняя выживаемость для всех рас несколько увеличилась с 49 до 54 процентов. Однако, профессор Бийлар, бывший эпидемиолог Национального института рака (NCI), а теперь председатель Департамента медицинских исследований в Университете Чикаго, подчеркивает, что сокращение смертности, скорее всего, является результатом более раннего выявления и диагностики, а не следствием улучшения методов лечения рака.

Если не удается удалить опухоль из организма или убить ее в нем облучением, температурой или еще чем-то, то при наличии наиболее часто встречающихся и опасных форм злокачественных опухолей (карцином, сарком) спасти онкологического пациента невозможно.

Единственный радикальный способ лечения рака – удаление злокачественной опухоли на самой ранней стадии ее развития. Но даже в этом случае нельзя быть уверенным, что опухоль уже не распространилась по организму в виде микрометастазов, циркулирующих опухолевых клеток или их комплексов.

Поэтому, понятна мысль известного специалиста по раку, доктора медицинских наук Игоря Викторовича Кузьмина, что онкологи, как правило воздерживаются от долговременных прогнозов и никогда не гарантируют результат.

Кузьмин Игорь Викторович, врач-онколог, доктор медицинских наук, заведующий отделом информатики и статистики

Часто можно услышать об альтернативном лечении рака. Обычно в это словосочетание вкладывается смысл, что это самые разнообразные способы лечения,часто абсолютно не-адекватные, эффективность и безопасность которых не была доказана научным методом.

Ну, и вроде такое лечение из области в лучшем случае фантазий, и на этом можно поставить точку. Но, к сожалению, при распространенных злокачественных опухолях вообще нет никаких ни эффективных, ни безопасных, ни безболезненных, ни доказанных способов спасения больных раком.

Что могут предложить в такой ситуации онкологи?Назначить тормозящую рост опухоли химиотерапию. Несколько позже паллиативное лечение в хосписе, облегчая и растягивая по времени процесс умирания. На Западе в не-которых странах могут еще предложить «добрую», скорую и безболезненную смерть — эвтаназию.

Но если пациент еще крепок и очень платежеспособен, то возможны нестандартные варианты, например,необычно прооперировать, назначить таргетные препараты, или по-пытаться продлить жизнь новейшими химиопрепаратами.

При этом, поскольку персонифицированная медицина только начинает зарождаться, то никто из врачей, не может гарантировать пациенту, что дорогостоящая химиотерапия вместо лечения его не убьет, илитаргетный препарат не вызовет появления новых типов опухолей и т. д.

В качестве примера нестандартного лечения рака можно привести историю болезни миллиардера Стива Джобса. В 2003 году у него было диагностировано новообразование поджелудочной железы, он согласился на операцию лишь спустя девять месяцев, после долгих уговоров врачей и семьи.

Согласно данным Национального института рака (США), околоамериканцев ежегодно заболевают раком поджелудочной железы и для большинства из них этот диагноз означает быструю смерть: около 80% умирают в первый год после установления этого диагноза.

Эффективного лечения нет. Но, к счастью у Джобса опухоль оказалась нейроэндокринной. Это другой тип новообразования, более редкий (наблюдается только лишь у 5% больных раком поджелудочной железы). Такая опухоль менее агрессивна, заболевание протекает более доброкачественно, больные часто без лечения могут прожить годы. В 2004 г.

врачи хирургическим путем удалили у Джобса опухоль и заявили, что операция была радикальной (опухоль удалили всю) и прошла успешно. Но, несмотря на самое современное лечение, болезнь продолжала прогрессировать, распространившиеся по организму остатки опухоли проросли в печень.В 2009 г.

Джобсу была проведена пересадка печени. И хотя некоторые ведущие хирурги-онкологи, считают, что трансплантация печени допустима, как вариант лечения больных с такой опухолью, но эксперты говорят, что эта операция не может быть общепринятой, потому, что есть огромный риск для пациента.

Альтернативное лечение рака. Какие бывают варианты

Сразу после пересадки донорского органа необходимо принимать специальные лекарства, подавляющие иммунитет, чтобы предотвратить отторжение, но эти лекарства могут вызывать быстрый рост опухоли и скорую гибель пациента.

Марк Оригер, пациент профессора С. Розенберга

52-летний пациент М. Оригер, страдал от прогрессирующей меланомы кожи, давшей метастазы в лимфоузлы и в одно из легких. Ему удалось полностью избавился от опухоли за восемь недель процедур, разработанных профессором-онкологом С.

Розенбергом (США). Известно, что меланома — самый агрессивный рак кожи, убивающий почти 8000 американцев в год.Среднее время выживаемости при метастазирующей меланоме составляет всего 6–7 месяцев. Прошло три года после лечения, но пациент по-прежнему здоров.

Спасти Марка смог экспериментальный метод, эффективность которого ни сейчас, ни тогда не была научно доказана. У пациента забиралась его кровь, в лаборатории выделяли лимфоциты, изменяли их и наращивали количество, а потом с помощью инъекций вводили обратно.

Иезекииль Эмануэль (Ezekiel Jonathan Emanuel), профессорУниверситета Пенсильвании

Американский онколог-биоэтик И. Эмануэль, считает, что реальная эффективность экспериментального лечения злокачественных опухолей варьирует от 11 до 27% (в среднем эффективность равна 22%). Делается вывод, что пациенты на последней стадии заболевания должны иметь больший доступ к информации об экспериментальных программах лечения, и, соответственно, они и их родственники должны иметь право знать, каковы их реальные шансы, при той или иной стратегии лечения.

Ученые считают, что участие онкологических пациентов даже на первых этапах клинических исследований может быть весьма полезным для них. Кроме того, сам поиск выхода из положения означает продолжение борьбы с болезнью. А если человек не сдается, то он поддерживает и более высокий уровень качества жизни.

Поэтому альтернативное лечение рака допустимо только на стадии генерализации злокачественной опухоли, когда известные стандартные методы и практически, и теоретически уже не могут быть эффективны. И если исходить из значения слова «альтернатива», как необходимость выбора одной из двух или более исключающих друг друга возможностей.

Один из самых богатых бизнесменов Великобритании, бывший лидер партии консерваторов лорд Морис Саатчи неожиданно для себя столкнулся с проблемой рака. Его жена Джозефин Харт — известная писательница, книги которой продавались миллионными тиражами, заболела и тяжело умерла от рака яичников в возрасте 69 лет.

Лорд Саатчи был поражен, что современная онкология реально не может предложить никаких адекватных методов лечения. «Рак — это болезнь абсолютно безжалостная, упрямая и неуклонно прогрессирующая, — заявил Морис.

— Я узнал, что лечение от рака устаревшее, деградирующее и совершенно неэффективное. Уровень выживаемости при гинекологическом раке ноль процентов, а уровень смертности 100%. Такими же эти цифры были и 40 лет назад, и 400 лет назад. А все потому, что лечение сейчас и 40 лет назад одинаковое. Нам как воздух нужны инновации».

Морис Натан Саатчи (Maurice Nathan Saatchi, Baron Saatchi)

Морис Саатчи, изучая состояние современной онкологии, пришел к выводу, что врачи не ищут новые лекарства от рака потому, что слишком запуганы перспективой судебных процессов. Он заявил, что страх докторов перед возможностью стать ответчиками по судебным искам пациентов сдерживает научный прогресс и не позволяет разработать принципиально новые, реально действующие лекарства от рака.

По мнению лорда Саатчи, все инновации тормозятся законом о медицинской халатности, поскольку ни у одного врача нет реальной защиты против подобных обвинений. Вряд ли лорд хорошо знаком с историей проблемы лечения рака.

Поэтому следует отметить, что все новые идеи в онкологии по непонятным причинам подвергались шельмованию и сталкивались со стеной безразличия научного онкологического сообщества. Можно привести примеры.

Так, в США директор Института прикладной биологии Эмануэль Ревичи и начальник отделения лечения сарком костей Мемориального госпиталя Слоуна-Кеттеринга Уильям Коли, подвергались судебным разбирательствам.

Не смотря на то обстоятельство, что результаты их лечения больных раком были очень убедительны, и даже лучше, чем результаты, достигаемые сегодня в ведущих специализированных онкоцентрах, все равно находились поводы обвинить их в мошенничестве.

«Я бился над этим доказательством с середины прошлого века. Я был убежден, что нечто вирусное в природе рака есть. Мои предположения не были основаны на пустом месте, хотя, конечно, что скрывать, считали меня сумасшедшим».

Врач лечил рак без медикаментов

Больной Л. Брикман был болен раком желудка. Во время операции хирург увидел, что опухоль распространилась на пах и ноги. Удалять ее было поздно. Больного отправили домой умирать. Брикман знал, что местный врач Корнелиус Моэрман проводит исследования по лечению рака на голубях, и он предложил врачу испробовать его теорию на себе.

• факты излечения рака не достоверны;

• нет доказательств, был ли вообще рак у его пациентов;

Киев, издательство «София», 2003