Больному раком отказали в лечении

0
14

 Льготы онкологическим больным детям

Отдельные условия для категории дети с онкологическими заболеваниями включены в список лиц гарантированно получающих лекарственные препараты, а также оказание медицинской помощи в лечении и реабилитации.

Также в качестве меры социальной поддержки регионами назначается ежемесячная выплата на питание ребенка: инвалида, онкологического больного или инсулинозависимых детей. Дотация носит заявительный характер и для того чтобы ее выплачивали, требуется обратиться в службу социального обеспечения по месту жительства с документами:

  • Заполненное заявление с просьбой назначить дотацию;
  • Справки из лечебного учреждения от врача о наличии заболевания;
  • Свидетельство о рождении ребенка;
  • Заключение медэкспертизы для ребенка-инвалида;
  • Справка о составе семьи (в ЖЭУ, если родитель или опекун не прописан с ребенком, то дополнительно справку с его места проживания).

Возможно ли вылечить рак 4 стадии?

Многие люди, услышав свой диагноз, задают вопрос о том, стоит ли выбрасывать большое количество денег на лечение или таким образом только продлятся муки больного, стоит ли давать надежду близким или лучше все пустить на самотек.

Ответы на подобные вопросы не в силах дать даже самый высококвалифицированный онколог, ведь очень часто безнадежному пациенту помогает жить вера, или же наоборот, подающий шансы больной умирает раньше своих соседей по палате.

Решение всегда остается за самим больным или его родными, но когда есть угроза потерять близкого человека, родные будут хвататься за самую тоненькую соломинку, дабы хоть немного продлить его жизнь на земле.

Естественно, что ухаживать за обреченным человеком тяжело не столько физически, сколько морально. Но, если есть хоть малейшая возможность помочь такому пациенту, не стоит ее упускать. Если вы не в силах ухаживать за таким больным, найдите профессиональную сиделку или медсестру, но не упускайте возможности больше побыть с больным, ведь общение в такой ситуации важнее обезболивающих средств.

Документальное оформление права на льготы (список документов, процедура)

Претендентам на получение социальных дотаций и льгот присваивается группа инвалидности, в зависимости от степени тяжести заболевания и органов которые поражены онкологией.

  • 1 этап. Осмотр у терапевта на начальной стадии проходят все больные. Далее пациент получает назначение к врачу по узкой специализации: эндокринолог, онколог, иммунолог.
  • 2 этап. Осмотр у онколога по месту жительства, который может поставить предварительный диагноз, сразу выдать направление в онкологический диспансер.
  • 3 этап. В диспансере онкологического больного ставят на учет. Уточняют диагноз при необходимости. Назначают лечение, технологии, интенсивность, а также выписывают лекарства. Оценка состояния больного может потребовать более кардинальных действий. В таких случаях пациента направляют на медкомиссию.
  • 4 этап. На комиссии по отбору больных для предоставления высокотехнологичной помощи в течение 10 дней выносится одобрение в каждом отдельном случае. Результатом принятого решения станет получение возможности лечения в онкологических центрах, высокотехнологическими способами.

Возможно, что результаты покажут отсутствие госпитализации и лечение проходит амбулаторно, на дому. В таких случаях больного требуется обеспечить всеми медикаментами. Для этого требуется подготовить документы и получить рецепт у лечащего врача:

  • Удостоверение на право льготного обслуживание (пенсионный документ, удостоверение инвалида);
  • Справка подтверждение о том, что пациент не отказывался от льгот на препараты из ПФР;
  • Медицинскую карту;
  • Полис ОМС;
  • Паспорт гражданина РФ;
  • СНИЛС.

Рецепт предоставляется в аптеку. Если в наличии нет нужных медикаментов, они делают запрос и в течение десяти дней обязаны обеспечить гражданина лекарством.

Проблематика отказа от лечения

Открыто вам нигде не скажут причину отказа, официальная версия может ссылаться на низкий уровень содержания гемоглобина в крови пациента, или повышенные показатели билирубина. Иногда, отказ действительно оправдан, но чаще всего это нежелание медицинских работников возиться со смертельно больным пациентом.

•    нанять частного медицинского сотрудника для ухода за больным;•    найти опытного онколога и продолжать лечение амбулаторно;•    попытаться улучшить показатели анализов крови и повторно обратиться в стационар с просьбой о госпитализации.

При повторном отказе можно обратиться к ведущему онкологу с просьбой помочь найти стационар, где бы провели общеукрепляющий курс лечения больному. Врачи между собой находят общий язык намного легче и быстрее, ведь он на профессиональном уровне может аргументировать необходимость проведения стационарного лечения.

Отказ от лечения, от операции — пока еще нередкое явление в онкологии и ему есть и объективные факторы. Так, при диагнозах общесоматических заболеваний больному дается полная информация о состоянии, что позволяет понять ему необходимость операции, строгого режима, проведения соответствующего лечения и т.д. Несколько иная ситуация сложилась в онкологии.

Атмосфера безнадежности, которая и до сих пор существует вокруг онкологических заболеваний, частое отсутствие симптомов заболевания приводят к тому, что некоторые больные отказываются от лечения. Этому способствует и недостоверная информация о характере заболевания.

Н.Н. Бпохин (1977) писал, что отказ больного от операции на основе дезинформации, сделанной по ложным деонтологическим соображениям, сводит на нет деонтологические принципы, которые превыше всего ставят интересы больного Поэтому все чаще говорится о необходимости сообщения онкологическому больному истинного диагноза.

Больному раком отказали в лечении

Наиболее частыми мотивами отказов онкологических больных являются страх перед специальным лечением, отсутствие жалоб и хорошее самочувствие, решение попробовать народные методы лечения, неверие в возможность излечения, недоверие врачам данной больницы.

Как правило, больной понимает необходимость лечения, но страх настолько велик, что он не находит смелости решиться на него. Для того, чтобы устранить страх, врач должен выяснить его причину. Игнорировать опасения больного нельзя.

Чаще всего пациенты испытывают страх перед операцией. Пожилой больной, как правило, опасается за исход операции из-за сопутствующей патологии, перенесенных заболеваний (например, … «боюсь не проснуться от наркоза», «…у меня не выдержит сердце») или прежнего негативного опыта хирургических вмешательств.

В таких случаях успокоить пациента и вселить в него уверенность в благоприятном исходе операции можно, прокомментировав ситуацию следующим образом. «Прежний негативный опыт — это опыт другой болезни и другой операции».

Порой больному можно сказать, что после тщательного обследования состояния сердечно-сосудистой системы и при условии активной медикаментозной подготовки будет решен вопрос не только о необходимости операции, но и возможности ее выполнения.

Назначение медикаментозной терапии (не более 2 нед) часто позволяет устранить патологические отклонения, что имеет большое психотерапевтическое значение. Больной убеждается, что с его мнением считаются, к его опасениям относятся серьезно и старается ему помочь.

«смогу ли я забеременеть и родить ребенка после удаления молочной железы», с предстоящей физической, косметической и социальной неполноценностью и др. В таких случаях врач, полностью не раскрывая истинного характера заболевания, убеждает больного в отсутствии других возможностей излечения.

Полезной будет также информация о возможности выполнения реконструктивно-восстановительной операции, протезирования. Здесь должен состояться откровенный доверительный разговор: «Вы боитесь операции, я вас понимаю.

Иногда негативной установкой на операцию могут быть примеры онкологических больных в семье или среди близких знакомых, умерших через какой-то срок после хирургического лечения. Здесь требуется спокойная разъяснительная беседа. Врачебной задачей является использование всех возможностей для того, чтобы поколебать это мнение.

Если страх пациента вызван непониманием или равнодушием родственников, необходимо встретиться с ними, объяснить важность их поддержки.

Онкологи-хирурги берут расписку о согласии больных на операцию С юридической точки зрения это не вызывает возражений, однако с деонтологической расписка о согласии больных на операцию проблематична, ибо становится очевидным, что полученное согласие, словно бы снимает с врача ответственность за возможные негативные последствия для больного во время или после операции.

Большинство больных, понимающих серьезность своего положения, свыкаются с мыслью о неизбежности операции довольно легко. Тем не менее, есть пациенты, которые отрицательно относятся к необходимости операции.

Общение с другими больными, уже перенесшими операцию или готовящимися к ней, особенно того же возраста и с аналогичной сопутствующей патологией значительно укрепляет мысль о возможности успешного хирургического вмешательства.

Известно, лечение больных злокачественными новообразованиями включает кроме операции химио-, гормоно- и лучевую терапию. Порой у пациентов возникает чувство страха перед этими методами, вследствие возможных осложнений в виде выпадения волос, тошноты и рвоты, выраженной общей слабости и т.д.

Мотивом отказа может явиться неверие больного в возможность излечения рака. Иногда они основываются на личном печальном опыте больного — наблюдениях за лицами, погибшими от рака. В таких случаях необходимо провести спокойную разъяснительную беседу, в процессе которой убедить больного, что окончательный диагноз станет ясным только после исследования удаленного препарата под микроскопом.

Если действительно будет обнаружен рак («измененные клетки»), то опухоль, безусловно, окажется в ранней стадии, когда она может быть полностью излечена. А отказ от лечения и потеря времени приведут к распространению процесса и тогда возможность излечения станет сомнительной.

Некоторые больные после первого разговора с врачом просят дать время подумать, посоветоваться с близкими, исчезают с поля зрения и появляются нередко спустя продолжительное время уже с симптомами запущенной болезни.

Отказ от терапии может быть связан и с хорошим самочувствием больного, особенно если опухоль обнаружена случайно на фоне полного здоровья или при профилактическом осмотре. Известно, что злокачественные новообразования зачастую, особенно на ранних стадиях, протекают мало- или бессимптомно, не страдает общее самочувствие, и порой больные неадекватно оценивают свое состояние.

В возникшей ситуации пациент надеется на ошибку в диагнозе и не верит в необходимость лечения (реакция отрицания). Нужно постепенно и аккуратно дать понять человеку серьезность его положения, подчеркнув, что без лечения заболевание будет прогрессировать и в последующем будут сложности при лечении.

Следует рассказать, что в начальных стадиях онкологическое заболевание может протекать бессимптомно. Таким больным разъясняют серьезность положения, говорят об опухоли в виде предположения, и только в крайней ситуации — о ее наличии.

При этом уместно подчеркнуть, что опухоль, к счастью, выявлена в ранней, излечимой стадии, время для лечения не только упущено, а, наоборот, диагностика оказалась своевременной (здесь многое зависит от авторитета врача).

В определенных случаях, учитывая личностные особенности больного, можно объяснить, что речь идет, по всей вероятности, о злокачественной опухоли и что в настоящий момент больной может быть излечен только хирургическим путем. При согласии, таких пациентов желательно оперировать в ближайшее время после госпитализации.

Иногда причиной отказа может явиться необоснованное, но очень стойко сохраняющееся среди части населения представление о возможности излечиться травами, другими народными средствами или с помощью целителей. При этом больные ошибочно полагают, что с операцией никогда не опоздают.

О своих намерениях они, как правило, не говорят врачам. Между тем врачи, понимая всю пагубность отказа больного от операции и не зная их намерений, из гуманных соображений не сообщали в свое время истинный диагноз и не разъясняли значение фактора времени.

Получался заколдованный круг. А через много месяцев больной в тяжелом состоянии вновь поступает в клинику, и, если еще возможно, производится уже крайне рискованная операция.

И почти всегда после операции можно услышать фразу больного «И почему раньше не соглашался на операцию?!». Вероятно, целесообразно при возникновении таких ситуаций говорить пациенту истинный диагноз.

Прогнозы

 Современная фармация ежедневно работает над выпуском новых, более эффективных препаратов, способных продлить жизнь тяжелобольному пациенту. 

Пробуйте, ищите экспериментальные методы лечения, препараты нового поколения, обратите внимание на таргетную терапию. При комплексном подходе, можно значительно превысить среднестатистические показатели выживаемости в 5-6 месяцев.

Занимаясь лечением такого пациента необходимо помнить, что главное – индивидуальный подход. Ведь одно и то же заболевание может сопровождаться различными симптомами. Поэтому, необходимо решать все проблемы, касающиеся здоровья и самочувствия онкобольного пациента по мере их поступления.