Донцова рак груди лечение

0
68

«Ты избавилась от предателя!»

Мне повезло с хирургом. В реанимацию ничего нельзя проносить — из  соображений стерильности. Там обычно лежат 3-4 дня, максимум — неделю. А я в этом блоке поселилась. По­скольку планировалось несколько операций и шли они одна за другой, больную Донцову решили из этой палаты вообще не вывозить.

Я была такой красавицей: вся в трубках. Реанимация ведь не делится на мужскую и женскую… Мне не повезло: около меня лежали мужики, которые бесконечно ныли. Открывали с утра свои глазки и стонали: «Мы умрём.

У нас болит там, у нас болит здесь». Они так мне надоели! Я на них косилась, косилась, а потом говорю: «Парни, вы умрёте точно. Я сто пудов знаю, так и будет — потому что вы уже сдались. А я на тот свет не собираюсь».

Целыми днями мечтала: вот бы убрали от меня этих ужасных нытиков. Надо было как-то отвлекаться… Я пожаловалась Игорю Анатольевичу, своему хирургу. А тот сказал моему мужу: «Вашей жене сейчас не очень комфортно.

Может, придумаете что-нибудь?» Александр Иванович пришёл домой, выхватил с полки первую попавшуюся дет­скую книжку, чтобы она послужила мне «письменным столом», взял пачку бумаги, ручку и принёс всё это в реанимацию со словами: «Ты же всю жизнь мечтала написать книгу».

Именно на «Двенадцати подвигах Геракла» Донцова написала свой первый роман в реанимации. Фото Сергея Иванова

Сижу и думаю: а как люди пишут книги? Наверное, начинают с первой фразы… Рука сама нацарапала: «Я много раз выходила замуж». И понеслось, просто не могла остановиться. Из больницы вышла с тремя рукописями.

А насчёт тех нытиков… Недавно общалась с крупным онкологом — мы обсуждали благотворительную программу. Я спросила: «Почему одни люди умирают от рака, а другие вылечиваются?» Он вскипел и показал на длинный коридор в своей больнице: «Да у меня в отделении лежит много людей, которые умирают потому, что они уверены, что умрут».

А муж мой, доктор психологических наук, профессор и академик, говорит так: «Если бы в нашем обществе считалось стыдным (как стыдно, например, пойти голым по улице) умирать раньше, чем в 150 лет, то все мы и жили бы больше 150 лет!» Всё — внутри нашей головы.

Я сейчас ношу протез вместо груди. Да, можно сделать силиконовые имплантаты, но я принципиально отказалась от этой идеи. Моему организму уже достаточно хирургических вмешательств. Вообще не могу понять ажиотажа вокруг жен­ского бюста!

Почему он обязательно должен быть огромным? Ко мне часто подходят женщины: «Мне ампутировали грудь, и после операции муж меня бросил, я теперь некрасивая, он не мог со мной в одной кровати спать, сбежал». Я всегда отвечаю: «Радуйся, ты избавилась от предателя, будет ещё в твоей жизни новая любовь».

Как реагировал на моё новое тело муж? Во-первых, Александр Иванович профессиональный психолог, во-вторых, он меня очень любит. Для нас никакого значения отсутствие или присутствие бюста не имеет, главное, что я осталась жива.

«Не знаю, заметил ли муж, что от меня что-то отрезали». Фото Сергея Иванова

Кайли Миноуг, Юлия Волкова и еще 7 знаменитых женщин, преодолевших рак

О том, что у нее рак щитовидной железы, артистка узнала в 2012 году во время диагностического обследования. Юлия отправилась в клинику, узнав, что у ее близкого друга и бывшего продюсера группы t.A.T.u.

Ивана Шаповалова была обнаружена опухоль головного мозга. Когда подозрение на рак подтвердилось, Юлия не хотела с кем-либо обсуждать эту тему.

Только годы спустя она отважилась рассказать публично, с чем ей пришлось столкнуться.

Волкова прошла через сложную операцию по удалению опухоли. Операция завершилась успешно в плане борьбы с раком, но из-за врачебной ошибки артистка могла лишь шептать — из-за повреждения ого нерва у нее пропал голос.

Популярного автора детективов Дарью Донцову рак груди застиг внезапно — на четвертой стадии. Профессор, к которому писательница попала на прием, предположила, что жить писательнице осталось месяца три.

Страха смерти, по словам Дарьи, она не испытала. Зато осознала, что у нее есть трое детей, пожилые мама и свекровь, а также домашние животные — есть те, ради кого жить. Донцова настроилась на победу.

Как призналась позже, она знала, что не умрет.

Писательница прошла лучевую терапию, химиотерапию, операцию. Знаменитость убеждена, что с болезнью шутить нельзя — помогают победить ее именно эти методы, и ни в коем случае не стоит терять драгоценное время на посещение экстрасенсов.

Писательница подкрепила курс лечения усиленными занятиями спортом. Любимое дело также помогает Дарье — она пишет каждый день. По ее убеждению, только работа человека над собой помогает выбраться из ямы и двигаться вперед, несмотря ни на что.

Певица, 55 лет

Когда в 2006 году плановая маммограмма выявила у Шерил Кроу кальцификацию тканей в обеих молочных железах, артистка отложила мировое турне.

Шерил полностью сосредоточилась на проблеме и около двух месяцев посвятила восстановлению после лампэктомии (операции по удалению опухоли груди) и курсу лучевой терапии, а также добавила к традиционному лечению иглоукалывание и травяные чаи.

Диагностированный на начальной стадии рак груди был остановлен без химиотерапии. Сейчас Шерил Кроу живет без рецидивов рака груди и онкологических заболеваний в целом и убеждена, что она является «ходячей рекламой» своевременной диагностики.

Певица, 49 лет

Даже сейчас, 12 лет спустя, австралийская певица Кайли Миноуг испытывает эмоциональные последствия от мучительной борьбы с раком груди. 17 мая 2005 года у Кайли был обнаружен рак молочной железы. Предстояли операция и химиотерапия.

Завершив лечение в 2008 году во Франции, Кайли Миноуг начала делиться опытом и привлекла внимание женщин всего мира к важности своевременной диагностики. Врачи отмечали «эффект Кайли», когда молодые женщины начали регулярно проходить обследование.

Даже победив рак, Кайли продолжает с ним бороться. В 2010 году звезда провела кампанию по борьбе с раком молочной железы и отметила свой юбилей благотворительным концертом, чтобы собрать деньги на борьбу с раком и повышение уровня осведомленности общества.

Ведь именно она — ключевой фактор сохранения здоровья и жизни.

Шэрон Осборн, супруга рокера Оззи Осборна и героиня реалити «Осборны», столкнулась с проблемой рака в 2002 году.

Зрители наблюдали в эфире, как Шэрон и ее семья противостояли одному из самых опасных видов рака — раку кишечника (колоректальному, КРР).

На сегодня этот вид рака вышел уже на второе место по смертности среди россиян, ранние стадии протекают, как правило, бессимптомно, и болезнь обычно обнаруживается уже слишком поздно.

В случае Шэрон врачи сделали печальный прогноз: вероятность выживания составляет не более 30%, так как опухоль успела поразить лимфоузлы. Но это не смогло заставить Шэрон сложить руки.

Напротив, она активно взялась за лечение и не стала прерывать из-за него съемки шоу. Вскоре после постановки диагноза была проведена операция по удалению опухоли и лимфатических узлов.

Как оказалось, метастазы распространились и за пределы кишечника, поэтому после операции был необходим курс химиотерапии.

Как и в России, так и в США рак кишечника является вторым по распространенности раковым заболеванием. Развиваясь незаметно и бессимптомно, колоректальный рак зачастую обнаруживается уже на поздних стадиях, когда заболевшему уже сложно или невозможно помочь. Особенную угрозу рак кишечника представляет в возрасте от 40 лет.

Певица, 48 лет

Рок-музыкант Светлана Сурганова столкнулась с раком кишечника, когда ей еще не было 30 лет. Хотя диагноз был поставлен на второй стадии, певица боролась с заболеванием восемь лет.

Педиатр по образованию, Светлана сама почувствовала, что с ее организмом происходит что-то неладное. Симптомы проявлялись как по учебнику, но с обращением к врачу певица медлила.

И только внезапная нестерпимая боль вынудила ее обратиться в больницу.

Медики не давали артистке никаких гарантий… Оперируя раковую опухоль сигмовидной кишки, врачи были вынуждены сделать отверстие в брюшной полости, вывести наружу трубку и прикрепить к животу мешочек, с которым пришлось жить и выступать несколько лет. Лишь пятая полостная операция помогла Светлане вернуться к нормальной жизни.

Вспоминая о том кошмаре, Светлана призывает всех внимательно относиться к своему здоровью и вовремя посещать врачей. Певица осознала, что «проверять свой организм нужно, несмотря на неприятные процедуры».

В этом с ней однозначно согласятся медицинские эксперты: доказано, что благодаря ранней диагностике можно спасти от развития рака кишечника 9 из 10 пациентов. Наиболее эффективным на сегодняшний день методом диагностики колоректального рака признана скрининговая колоноскопия.

С возрастом риски КРР увеличиваются, и по наступлению 40 лет врачи однозначно рекомендуют пройти процедуру. Далее колоноскопию стоит делать хотя бы раз в 5 лет.

Певица, 49 лет

История Анастейши насчитывает две победы. В 2003 году певица решила сделать уменьшение груди: бюст пятого размера приносил массу неудобств. Перед пластикой необходимо было сдать стандартные анализы, в том числе сделать маммографию. Тогда и обнаружился рак молочной железы.

После курса химиотерапии болезнь отступила, а Анастейша начала восстанавливаться после тяжелого испытания — она не только сбросила вес, но и потеряла голос. Через десять лет заболевание пришло вновь. И из-за этого певице пришлось отложить европейский тур It’s A Man World Tour.

В этот раз певица решила сделать мастэктомию (удаление молочной железы), чтобы у заболевания больше не было шансов вновь застать ее врасплох.

В 2015 году артистка выпустила альбом Resurrection («Воскрешение»), который во многом посвящен переживаниям от болезни.

Синтия Никсон

В начале 2012 года актриса побрилась налысо для бродвейского спектакля «Остроумие», главная героиня которого борется с раком.

Эта тема близка Синтии не понаслышке — ей и самой прошлось пройти через курс лечения. Об этой истории Синтия не любит распространяться.

Более того, саму новость о диагнозе Никсон удавалось долгое время скрывать: в 2008 году она призналась в шоу Good Morning America, что двумя годами ранее во время планового осмотра у врача узнала об опухоли в правой груди.

Это заболевание передалось артистке генетически: ее мать и бабушка перенесли его.

Благодаря тому, что рак был выявлен на ранней стадии, Синтии удалось поправиться. После операции и шестинедельного курса лучевой терапии актриса вернулась к нормальной жизни.

Модель, 62 года

Дикинсон вышла замуж зимой прошлого года, но подготовка к свадьбе была омрачена плохими новостями.

За полгода до свадьбы у Дженис диагностировали рак молочной железы на ранней стадии. Во время планового осмотра врачи обнаружили у нее небольшое уплотнение в правой груди. Модель отправили на маммографию и биопсию, которые показали, что у Дикинсон ранняя стадия рака.

А под Рождество 2016 года красотка — счастливая и здоровая — сыграла свадьбу с доктором Робертом Гернетом!

← Нажми «Нравится»и читай нас в 

Рак молочной железы – одно из самых распространённых онкологических заболеваний. Несмотря на то, что этот вид злокачественной опухоли уже достаточно изучен и хорошо поддается лечению на ранних стадиях, в России смертность от рака груди остается ужасающе высокой.

В нашей стране этот страшный диагноз ставят более 54 000 женщин в год и, к сожалению, почти у половины болезнь обнаруживают на поздней стадии. И всё же, как бы ни была тяжела борьба с недугом, рак – это не приговор.

1. Кайли Миноуг

Даже победив болезнь, Кайли не прекращает войну с раком: она основала благотворительный фонд, написала книгу и до сих пор призывает женщин регулярно проходить обследование.

2. Дарья Донцова

Заболевание у писательницы нашли на последней стадии, врач прямо сообщил Дарье, что ей осталось жить несколько месяцев. Но Донцова справилась.

Рак молочной железы – цена времени. Ваши реальные истории

19 сентября 2013 Светлана Догусой

Добрый день, мои дорогие друзья! В преддверии октября — месяца борьбы против рака груди, мне хотелось бы поделиться с Вами историей женщины, которой я просто восхищаюсь.

Ее история очень похожа на мою, и даже наши диагнозы почти одинаковые. Знакомьтесь: Мария, 41 год, мама двух мальчиков (8 и 5 лет).  Мне кажется, что история этой женщины будет отличным примером и поможет многим женщинам справиться с болезнью рак молочной железы.

Я очень благодарна Марие, что она согласилась на это интервью.

Но обо всем по порядку… Вот как она сама рассказывает о том, как все произошло.

Иногда промедление смерти подобно. М. В. Ломоносов

Все началось с того, что я нащупала у себя в груди небольшую шишку. Она появилась внезапно — еще вчера ее не было. Я была далека от мысли, что это может быть что-то серьезное.

Мне было всего 33 года, я кормила грудью своего первенца, к тому же ни у кого из моих близких, знакомых, родственников не было онкологии! Я была уверена, что и со мной ничего подобного никогда не случится! Я успокоила себя тем, что это определенно связано с лактацией и непременно само собой рассосется.

Время шло, а шишка не исчезала, но и не росла, и не болела! Несмотря на то, что интересоваться грудными заболеваниями я стала чаще, к врачу я не спешила.

Я упорно гнала от себя дурные мысли и даже запрещала себе читать страшилки в интернете, т.к. все болезни чудесным образом подходили мне по описанию, портили настроение и вселяли навязчивое чувство тревоги. Месяца через три у меня воспалились подмышечные лимфоузлы. И тут я нашла объяснение — я же простудилась! Но простуда через неделю прошла, а болезненная слива под мышкой осталась.

Я стала искать ответы в интернете, где и вычитала, что мои симптомы – это повод бить тревогу! И я помчалась к врачу! Врач, осмотрев меня, направил на УЗИ.

В кабинете УЗИ, подкованная интернетовскими знаниями, я с надеждой смотрела на экран аппарата, но мои надежды не оправдались — я увидела там именно то изображение, которое боялась.

В срочном порядке я была направлена на биопсию. Несколько дней спустя, в последний день осени 2005 года, мне сообщили печальную весть — у меня рак груди, трижды негативный, 3-я стадия.

Хорошей новостью было то, что рак не распространился на другие органы.

Свой диагноз я узнала по телефону. О звонкe меня предупредили заранее, и я его ждала. Ожидание было мучительно долгим. Я тупо слонялась из угла в угол и ничем другим заняться была не в состоянии. Невесомость — самое первое чувство, которое я испытала, когда медработник озвучила результаты моей биопсии.

Стены в комнате покачнулись, пол ушел из под ног, и я зависла между небом и землей, между жизнью и смертью. Я вдруг осознала, что моя жизнь конечна, ведь все что я знала о раке — это смерть, что лечение продлевает жизнь максимум на 5 лет. Меня охватил страх, боль и обида.

Меня душила обида, за то, что это случилось именно со мной и в такой светлый и важный период моей жизни, когда мы с мужем мечтали о втором ребенке! Я не знала и не понимала, что же теперь надо делать, как теперь надо жить. Я не плакала, но слезы почему-то сами текли ручьями.

Мой муж с первой минуты все взял в свои руки. Он примчался в тот день с работы и сразу начал переговоры и поиски специалистов.

Он нашел для меня самых лучших врачей, он вник во все детали моего заболевания и предстоящего лечения, он дал установку на выздоровление! Благодаря мужу, я поверила, что это возможно! И мне было очень важно, что в это верит он!По первому зову на помощь ко мне прилетела моя дорогая мама, бросив работу и… папу.

Эта первая и единственная долгая разлука моих родителей, и оба выдержали ее достойно. Мама прилетела за день до моей первой химии, а провожала я ее в аэропорт сразу из больницы после последнего сеанса радиотерапии.

«Машенька! Ничего не бойся! Мы справимся! Я отмолю!» — кричала мне мама в трубку. И ведь отмолила!

Каждое мгновение мне дарил радость и улыбки мой славный сын. Он развлекал меня круглосуточно, не позволял впасть в уныние.

Он, сам того не подозревая, оказывал мне огромную услугу, вынуждая меня много двигаться и ежедневно гулять на свежем воздухе! Мой чудесный малыш, мой единственный ребенок — он тот, ради кого я готова на очень многое, ради кого во что бы то ни стало я должна была снова стать здоровой!!!

Мое лечение длилось почти весь 2006 год. Этот год был очень тяжелым и для меня, и для моих близких. Моя мама, скрывая от меня свои проблемы, переживания и тревоги, всегда несла мне позитив, она заряжала меня своей энергией и питала духовно.

Моя дорогая, родная мамочка, как мне было рядом с ней спокойно и комфортно! Я не справилась бы без ее помощи! Мамочка безоговорочно взвалила на свои плечи все домашние хлопоты и заботы о внуке, всегда со всеми улыбчивая, ласковая, услужливая!

Можно было только догадываться по ее потере в весе, насколько она была истощена морально и физически за все время проживания с нами. Мамулечка, я тебя очень люблю, спасибо тебе за все, родная!Из молодой, симпатичной женщины я быстро превратилась в лысую, бледную, отекшую, без бровей и ресниц, со слезящимися глазами, воспаленными ступнями, руками, облезлыми ногтями, испуганную, заторможенную, все забывающую и периодически впадающую в панику развалюху.

Я желала уединения, я готова была на разрыв отношений, лишь бы не быть нагрузкой и тяжким бременем. Замкнуться в себе мне не позволил муж, он сразу пресек подобные разговоры и, обладая уникальным чувством юмора, порекомендовал мне пользоваться своим положением, пока есть такая возможность.

Особенно я была благодарна писательнице Дарье Донцовой! Легко и с юмором она говорила о простых, но очень нужных и важных вещах. Мы всей семьей следовали ее советам. Муж, например, держал меня в тонусе, требовал внимания и вкусных обедов.

Я была горда собой и своими маленькими достижениями и благодарила мужа за его настойчивость.

Дарья Донцова была моим кумиром, я приняла ее призыв бороться за каждый день — я объявила раку войну.

«Я ранена, но я не сдамся, я все равно добью тебя — гада, победа будет за мной!»Да, тот год был очень тяжелым! Но я не могу сказать, что он был плохим! В то время я получила столько внимания, тепла, любви и заботы, сколько не получала за всю свою прежнюю жизнь.

Мой любимый, надежный, остроумный, сильный муж был всегда рядом, любящим и терпеливым. Мне открылись новые важные стороны его благородной личности, и я стала дорожить им и нашими отношениями еще больше!

Моя мамочка — лучшая в мире мамочка — жила с нами почти год и имела возможность общаться со своим единственным лучшим в мире внуком! Мы не могли позволить себе такую роскошь раньше, мои родители живут далеко от нас, и встречались мы редко.

Но в тот год мы были вместе, и в то время мы были с мамой близки и откровенны как никогда, и как никогда между нами было полное взаимопонимание и согласие!Мои бесценные друзья не оставляли меня без внимания и в любое время были готовы прийти на помощь!

Они возили меня на процедуры, делали покупки, угощали домашними пирожками! Они устроили мне сюрприз в День рождения – незаметно для меня прокрались в наш дом с подарками, за секунды накрыли стол и украсили комнату шарами. Это был самый лучший День рождения в моей жизни!

Тот год был полон новых знакомств с интересными, замечательными людьми. Эти люди — мои врачи, одаренные личности, настоящие профессионалы! Говоря о профессионализме, я имею в виду не только знания и умения, но и человеческие качества, такие как доброта, деликатность, внимательность, ответственность.

Я безмерно благодарна всем тем, кто был со мной рядом в этот сложный для меня период жизни! Без них мой путь к выздоровлению едва ли был бы возможен.

Болезнь как ДАР …

Оглядываясь назад, я могу с уверенностью сказать, что рак груди изменил мою жизнь к лучшему. Я научилась радоваться каждому новому подаренному мне дню и стала ценить время, проведенное вместе с близкими.

Как бы банально это не звучало, но это так! Кроме того, произошло много других полезных изменений. Во-первых, мне оказалась к лицу короткая стильная стрижка, и я навсегда отказалась от длинных волос. Во-вторых, муж бросил курить, занялся бегом и пересмотрел наше питание.

Мы стали вести здоровый образ жизни и находимся в хорошей физической форме! У мужа на счету уже 15 марафонов и 1 ультрамарафон — 50 км!  Я  же пока смогла преодолеть 42 км пешком, а пробежать — 10 км.

Признаюсь, что я скорее всего не решилась бы родить второго ребенка, тем более вскоре после лечения, но жизнь преподнесла мне подарок! Я узнала о своем интересном положении в 17 с половиной недель, когда прерывать беременность было возможно только по медицинским показаниям.

В моей ситуации последнее слово было не за гинекологом, который был против беременности, а за онкологом, который не только не возражал, но и искренне порадовался! Малыш родился в срок и здоровеньким!