ЗНАЧЕНИЕ ИНДОЛ-3-КАРБИНОЛА В КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И ВАРИАНТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА

0
8

ЛЕЧЕНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И ВАРИАНТЫ КЛИНИЧЕСКОГО

ЭФФЕКТА

14.01.12 — онкология

Диссертация на соискание

ученой степени кандидата медицинских наук

Научный руководитель д.м.н. Антонова И.Б.

Москва — 2015 ОГЛАВЛЕНИЕ.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ………………………………………….……………3 ВВЕДЕНИЕ.………………………………………………………………………..4 ГЛАВА I. Проблемы в терапии рака яичников и возможные пути их преодоления. (Обзор литературы)…………

ГЛАВА II. Характеристика больных и методы исследования.

2.1. Клиническая характеристика больных………………………..……………33

2.2. Методы исследования……………..………………………………………..47 ГЛАВА 3.

Результаты применения препаратов индол-3-карбинола в составе комбинированной терапии больных раком яичников (Результаты собственных исследований)………….………………….…………….…………58

3.1.Оценка выживаемости больных в исследуемых группах ………………58

3.2.Оценка эффективности проведенной терапии в исследуемых группах….62

3.3.Оценка характера прогрессирования рака яичников в исследуемых группах ………..…………………………………………………………………66

ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ИХ ПРЕОДОЛЕНИЯ. (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ.)

Статистические показатели заболеваемости и смертности при онкологических нозологиях продолжают стремительно увеличиваться с каждым годом, не смотря на достижения современной медицины.

Основываясь на последних данных, предоставленных Международным Агентством по Исследованию Рака (International Agency for Research on Cancer (IARC)) можно утверждать, что среди всех злокачественных опухолей на долю рака органов женской репродуктивной системы приходится в совокупности 14-16% [93].

РЯ находится на третьем место по заболеваемости среди онкогинекологической патологии. Ежегодно он диагностируется не менее чем у 238000 женщин в мире, из них более 13000 в РФ, и занимает лидирующую позицию по смертельным исходам – 150 000 в мире, из них 7700 в РФ [93,28,18,29].

Высокий показатель летальности на первом году после установления диагноза —24,3%, обусловлен преимущественным выявлением больных РЯ на поздних стадиях заболевания (в РФ на III-IV стадиях- 40,8% и 20,3%, соответственно).

Низкий уровень 5-летней выживаемости — 50,4%, тесно коррелирует со стадией злокачественного процесса, что чаще обусловлено его рецидивирующим характером течения и последующей менее эффективной терапией. [93,28,18,29,77].

Современные демографические тенденции в мире (постоянно увеличивающийся удельный вес населения пожилого и старческого возраста, средний возраст популяции, рост средней продолжительности жизни), а также более эффективная борьба с устранимыми причинами смерти, в ближайшее время будут способствовать дальнейшему увеличению онкологической заболеваемости среди населения.

Ежегодно в развитых странах на профилактику и лечение рака, в том числе РЯ, расходуется значительная часть бюджета: по данным Института Медицинской Статистики и Информатики (IMS Institute for Healthcare общемировые финансовые затраты развитых стран Informatics) (США) выросли за последние 5 лет на 10,3%, составив в 2014г 100 млрд. долларов США.

[126] Аналитики центра IMS Health связывают такой рост с появлением более дорогостоящих «таргетных» препаратов, а также с увеличением пятилетней выживаемости онкологических больных за счет проведения оптимальных оперативных вмешательств и применения высокоэффективных режимов химиотерапии.

За период с 1900 по 2014гг средняя продолжительность жизни онкологических больных выросла на 12%, для больных РЯ этот прирост менее значителен— не более чем 6% (США и страны Евросоюза).[126] Однако, показатели заболеваемости в вышеуказанных странах упорно остаются одними из самых высоких (9,1 на 100 000 населения), напротив, в странах с низким уровнем экономического роста и минимальным финансированием преимущественно наблюдается стабильно низкие значения (2,0 на 100 000 населения), что свидетельствует о влиянии факторов внешней среды (традиционный уклад жизни, отсутствие ограничения рождаемости и т.п.

Таким образом, заложенные природой превентивные механизмы предотвращения РЯ требуют изменения образа жизни большинства урбанизированных женщин: увеличения количества родов, длительный лактационный период, снижение употребления высококалорийной пищи и т.д. [26].

Сегодня в большинстве стран наблюдается противоположная тенденция к снижению рождаемости и увеличению среднего возраста родильниц, демонстрируя, тем самым, отказ современного общества от реализации наиболее естественных профилактических мер.

Риск развития РЯ у нерожавших женщин или родивших всего одного ребенка, по данным ряда авторов, становится сравним с женщинами, имеющими наследственную форму РЯ и может достигать 60%, значительно превышая кумулятивный риск в обшей популяции- 1,21%. [43,64,20].

Поэтому сегодня в качестве профилактических мероприятий врачи-онкологи все чаще рекомендуют проведение генетического тестирования лицам с отягощенным семейным анамнезом, для определения мутаций в геноме (например, BRCA 1,2 и т.д.

), а в случае их выявления нередким становится выполнение хирургического вмешательства в объем двусторонней аднексэктомии, что по мнению ряда авторов предпочтительнее ранее предлагавшейся двусторонней овариоэктомии. [43,35,27].

Альтернативой хирургическому вмешательству у молодых женщин, не готовым к крайним мерам и желающим сохранить репродуктивную функцию, становится применение КОК. Доказано, что снижение риска развития РЯ в течение всей жизни в случае использования КОК в течение 5 лет в общей популяции составляет приблизительно 0.54%, что соответствует предупреждению одного случая заболевания у 185 женщин. [103,26,12].

Поэтому врачам акушерам-гинекологам амбулаторной практики так важно находить время для разьяснительной работы среди женского населения, способствуя и тщательно контролируя применение КОК.

ЗНАЧЕНИЕ ИНДОЛ-3-КАРБИНОЛА В КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И ВАРИАНТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА

В настоящее время акцент по борьбе с РЯ, ввиду малой эффективности профилактики данного заболевания среди населения, врачи-онкологи пытаются сделать на этапе ранней диагностики. Повсеместное внедрение широко распространенного протокола в виде комбинации онкомаркера CAи трансвагинального ультразвукового исследования не считается высокоэффективным и не может удовлетворять экономическим критериям скрининга [54,62,101].

Применения онкомаркера HE4, также не смогло изменить сложившуюся ситуацию. По данным зарубежных авторов, затраты государства на проведение такого обследования в обшей популяции в пересчете на один год сохраненной спасенной жизни (YLS-years of life saved) составляет более 50 000 долларов [138].

Опираясь на заключительные данные крупнейших рандомизированных исследований: PLCO, проведенное в США (исследование завершено в 2006г, данные будут анализироваться до 2015г) с участием 78216 женщин в возрасте от 55 до 74-х лет и UKCTOCS, проведенное в Великобритании, с участием 202638 женщин в постменопаузе (завершено в 2011г, данные будут аккумулироваться до 2018г), целью которых было определить, улучшает ли скрининг РЯ выживаемость, можно сделать вывод об острой необходимости в разработке биомаркеров, способных дополнить СА-125 для достижения необходимого уровня диагностики.

Кроме того, команда PLCO проекта пришла к более удручающим выводам, о том, что данный скрининговый подход, не уменьшает специфическую смертность по сравнению с контрольной группой, а приводит к увеличению инвазивных медицинских вмешательств и связанных с ними осложнений.

[81] В свою очередь, специалисты UKCTOCS чаще выявляли данное заболевание на ранних стадиях, за счет консультации большинства сомнительных случаев у онкогинекологов. [120,121] Объективная сложность в диагностике РЯ обусловлена ранними процессами канцерогенеза. Согласно математической модели канцерогенеза, описанной более полувека назад (Schwartz M.

,1961г), основная часть “естественной истории” эпителиального рака, так называемая, “доклиническая фаза роста”, протекает бессимптомно задолго до каких-либо клинических и визуальных проявлений, когда размер опухоли составляет менее 10 мм3. Для того чтобы опухоль достигла указанного объема и ее масса составила 109 клеток, а именно такого объема новообразование в большинстве случаев диагностирует врач, составляющие его клетки должны сделать более 30 удвоений, среднее фактическое время одного из них составляет 90-110 дней. Однако, уже на этом этапе клинически не диагностированная опухоль существует и функционирует как полноценный злокачественный процесс. То есть врач-онколог (при самой «благоприятной ситуации») приступает к лечению опухоли, достигшей массы 109-1013 клеток, когда процесс фактически приобрел хроническое течение и устойчивый системный характер. [1,3] Таким образом, сегодня мы не располагаем ни четко обоснованной широко внедренной профилактикой, ни действенной методологией ранней диагностики, несмотря на то, что именно они являются залогом эффективной терапии.

Современная общепринятая «стандартная» терапия РЯ подразумевает применение следующих методов и их сочетания: хирургический и лекарственный, объединяя их понятием — комбинированное лечение. Лучевая терапия не является стандартом лечения и применяется только как дополнительный метод у инкурабельных больных с большими тазовыми опухолями или отдаленными метастазами.

TP, ТС, DC и САР (не менее 6 курсов). Исключение возможно для женщин с высокодифференцированными серозным РЯ IA стадии, желающих сохранить детородную функцию, в этом случае может быть произведена органосохраняющая операция (односторонняя аднексэктомия), адъювантная химиотерапия обычно не проводится.

При лечении больных с распространенными стадиями заболевания целью хирургического вмешательства становится удаление максимально возможного объема первичной опухоли и ее метастазов, а химиотерапия может быть использована как с неоадъювантной целью перед операцией, так и после нее [30,23,5,70].

В 2006г. были опубликованы результаты мета-анализа 81 клинического исследования, включающего результаты лечения 6 885 больных раком яичников III–IV стадий, с проведением циторедуктивной операции и химиотерапии на основе препаратов платины.

Показано, что при отсутствии макроскопически определяемой остаточной опухоли медиана выживаемости составляет 64 мес, от 1 до 50 мм – 30 мес, более 50мм – 19мес [80]. В другом крупном рандомизированном исследовании, в которое вошли 3 126 больных диссеминированным раком яичников, у больных без остаточной опухоли медиана выживаемости составила 99,1мес, при остаточной опухоли 1–10мм – 36,2 мес, более 10мм – 29,6 мес [87].

Полученные данные наглядно свидетельствуют о зависимости результатов противоопухолевого лечения диссеминированного РЯ от характера циторедуктивной операции, даже при минимальных остаточных опухолях медиана выживаемости едва превышает 30мес.

Таким образом, у больных распространенным РЯ при проведении циторедуктивной операции прогностически благоприятным фактором является выполнение максимальной циторедукции без остаточной опухоли [39,83,87,90,97].

Индол-3-карбинол: для мужчин

Индол-3-карбинол может быть очень полезен и для мужчин, поскольку способен влиять на количество мужских гормонов андрогенов. Во-первых, он уменьшает вероятность преобразования тестостерона в активный дигидротестостерон, переизбыток которого в организме чреват развитием заболеваний простаты, таких как аденома, гиперплазия и гипертрофия и даже рак.

Во-вторых, индол-3-карбинол позволяет контролировать превращение тестостерона в эстроген. И хотя сами по себе эстрогены в некотором количестве полезны для сильного пола, их чрезмерный синтез, который особенно часто наблюдается у мужчин с лишним весом, пагубно отражается на здоровье, приводя к эректильной дисфункции, снижению либидо, депрессии и ожирению по женскому типу.

Индол-3-карбинол: отзывы

В интернете можно найти немало положительных отзывов о пищевых добавках с индол-3-карбинолом. Причем рекомендуют его не только медики, но и те, кто на своем опыте убедился в эффективности этого средства.

Большинство рекомендаций принадлежит представительницам прекрасного пола, поскольку чаще всего индол, назначается именно при женских заболеваниях. Как показывает практика, эффект от употребления этого средства действительно есть.

Некоторые женщины утверждают, что курс индола 3 карбинола помог им избавиться от кисты яичников и молочных желез, помогает при мастопатии и миоме, дает хороший результат при лечении эндометриоза, избавляет от предменструального синдрома.

Индол-3-карбинол: противопоказания

Противопоказаний к использованию индол-3-карбинола относительно немного. За все время его применения не было выявлено ни одного случая серьезных побочных реакций. Тем не менее, препарат не следует принимать в следующих случаях:

  • при гиперчувствительности к компонентам препарата;
  • при беременности и в период лактации;
  • в детском возрасте (до 18 лет);
  • при непереносимости лактозы;
  • при глюкозо-галактозной мальабсорбации;

Не стоит комбинировать прием индола-3-карбинола и препаратов, понижающих кислотность желудочного сока;

Индол-3-карбинол: цена

Цена на препараты с индол-3-карбинолом может варьироваться в достаточно широких пределах. Многие российские интернет-магазины и представители сетевых компаний, занимающиеся продажей БАДов, предлагают такие добавки по весьма завышенным ценам.

С другой стороны, слишком низкая стоимость этих препаратов также должна насторожить покупателей, поскольку недорогие добавки содержат очень мало активного вещества, а, следовательно, не принесут никакой пользы.

ЗНАЧЕНИЕ ИНДОЛ-3-КАРБИНОЛА В КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА ЯИЧНИКОВ И ВАРИАНТЫ КЛИНИЧЕСКОГО ЭФФЕКТА

Оптимальным вариантом станет покупка индола-3-карбинола на сайте ниже. Здесь представлен большой выбор этой и других биологически активных добавок от ведущих мировых производителей по вполне приемлемым ценам.

Помимо индола-3-карбинола в этом магазине можно приобрести и прочие полезные для здоровья препараты, например, жиросжигатели, гиалуроновую кислоту, коэнзим Q10, омега-3 и хлорофилл, причем стоят они значительно дешевле, чем в российских интернет-аптеках.

Инструкция к применению

Дозировка

Вещество в капсулах лучше принимать одновременно с пищей.

Рекомендуемая норма вещества составляет 200-400 мг в сутки.

Терапевтическая доза вещества может достигать 1 гр в сутки, которые нужно разделить на несколько приемов, вплоть до 5. (4)

Лечебный курс составляет 3-6 месяцев.

Не стоит употреблять при повышенной чувствительности к компонентам препарата (аллергии на крестоцветные), а также наследственной непереносимости галактозы.

Проведенные исследования не установили побочных эффектов даже при употреблении двойной суточной дозы вещества.

Возможными побочными эффектами являются покраснение кожи и незначительное увеличение количества ферментов печени.

При регулярном употреблении высоких доз вещества возможен тремор и тошнота.

Противопоказанием к употреблению является беременность и период лактации.

Исследования вещества проводились на мышах, а достоверной информации о воздействии на человека пока нет. По текущим результатам можно делать вывод о том, что вещество может быть полезно для профилактики некоторых видов рака, но также был зафиксирован случай ускорения развития заболевания отдельного типа.

clozapine, cyclobenzaprine, fluvoxamine, haloperidol, imipramine, mexiletine, olanzapine, pentazocine, propranolol, tacrine, theophylline, zileuton, zolmitriptan.

Добавка хорошо сочетается с экстрактом зеленого чая (EGCG) и усиливает его эффект.

Полезно сочетать I3C с соевым лецитином для женщин и подсолнечным лецитином для мужчин.

По мнению медиков, применение препаратов с индол-3-карбинолом целесообразно в следующих случаях:

  • для лечения и профилактики опухолей, спровоцированных нарушениями гормонального фона и активностью вируса папилломы человека;
  • для лечения и профилактики заболеваний женской репродуктивной системы (миомы матки, эндометриоза, дисплазии шейки матки, кисты яичников, предменструального синдрома и др.);
  • при подагре и желчекаменной болезни;
  • при язвенной болезни двенадцатиперстной кишки и желудка;
  • при заболеваниях печени;
  • для нормализации работы кишечника;
  • для очищения организма от шлаков и токсинов.

Кроме того, прием препаратов с индол-3-карбинолом является хорошим подспорьем при похудении.

Принимая индол-3-карбинол, необходимо строго придерживаться инструкции, поскольку концентрация активного вещества в препаратах того или иного производителя может существенно различаться. Кроме того, употребление индол-3-карбинола возможно лишь в случае полного отсутствия противопоказаний, информация о которых в обязательном порядке содержится в аннотации к любому препарату.

Эффективность индол-3-карбинола зависит от того, как его принимать. В зависимости от концентрации, дозировка препарата составляет от 1-4 капсул в сутки, а максимально допустимая суточная доза не должна превышать 400 мг активного вещества.

Большинство производителей индола-3-карбинола рекомендуют употреблять его вместе с едой. Как правило, препарат принимают курсами, продолжительность которых зависит от того, с какой целью он был назначен. Срок употребления может составлять от 2-х недель до шести месяцев.

ТЕРАПИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЯИЧНИКОВ.

На базе отделения онкогинекологии ФГБУ РНЦРР МЗ РФ (рук.

отделения, член-корр. РАН, проф., д.м.н Л.А. Ашрафян) в соответствии с поставленной целью и задачами исследования нами был проведен анализ результатов применения препаратов на основе I3C и его сочетания с EGCG при включении их в схему комбинированного лечения у больных РЯ.

Основными критериями для оценки эффективности лечения являлись следующие параметры: общая выживаемость, выживаемость без прогрессирования, частота объективных эффектов. Кроме того, мы оценивали характер дальнейшего прогрессирования РЯ в исследуемых группах по таким параметрам, как спектр локализаций рецидивов, их чувствительность к химиопрепаратам на основе платины, диссеминации опухолевого процесса и ряду других.

Период наблюдения за больными РЯ составил 60 месяцев (пять лет), по завершению, которого была, в первую очередь, произведена оценка общей пятилетней выживаемости больных РЯ во всех исследуемых группах, как одного из важнейших параметров эффективности проводимой терапии.

3.1.Оценка выживаемости в исследуемых группах больных РЯ.

В группе больных №1(I3C) общая пятилетняя выживаемость составила 63%, в группе больных №2 (I3C EGCG) 69%, в контрольной группе 48%.

Средняя продолжительность жизни для больных в группе сравнения составила 39,4±3,4 месяца, в группе больных №1(I3C) 47,3±1,6 месяца, в группе больных №2 (I3C EGCG) 50,3±2,1 месяца. Данный показатель в группах является статистически значимым.

Информация о выживаемости представлена в таблице 9.

На представленном ниже рисунке 7 отражена общая пятилетняя выживаемость больных РЯ в исследуемых группах в определенный конкретный момент времени. Так, 100% общая пятилетняя выживаемость больных РЯ, отмечалась в группе сравнения — в интервале от 0 до 11 месяцев наблюдения, в группе №1 ((I3C) – все больные РЯ были живы вплоть до 14 месяцев наблюдения, в группе №2 (I3C EGCGC)—до 17 месяцев.

Наибольшая разница в выживаемости больных РЯ между группой сравнения и группами №1(I3C), №2 (I3C EGCGC) составляла 32% и 34%, соответственно, и отмечалась в интервале от 25 до 45 месяцев наблюдения.

К завершению срока исследования (60 месяцев) разница в выживаемости больных РЯ в исследуемых группах была не столь значительна, составив 21% (группа №1 (3C)) и 15% (группа №2 (I3C EGCGC)), соответственно.

Таким образом, больные РЯ в исследуемых группах, принимавшие препараты I3C и его сочетание с EGCG, прожили, на 8,4—11 месяцев дольше больных РЯ в группе сравнения.

Полученные данные представлены на рис 7.

Рис.7. Общая 5-летняя выживаемость во всех исследуемых группах (Каплан-Майер).

Другим немаловажным критерием эффективности терапии больных РЯ служит выживаемость до прогрессирования—безрецидивная выживаемость.

Учитывая, что стандартом 1-й линии химиотерапии является включение в схему лечения таксан- и платиносодержащих препаратов, то зачастую, чем длительнее период без прогрессирования, тем выше эффективность последующей химиотерапии, что непосредственно отражается на общей продолжительности жизни больных.

В нашем исследовании безрецидивная выживаемость оценивалась по истечению срока наблюдения, через 60 месяцев (5 лет).

В группе №1(I3C) пятилетняя безрецидивная выживаемость составила 32%, в группе №2 (I3C EGCGC) — 38%, в группе сравнения — 22% и оказалась наименьшей. Средняя безрецидивная выживаемость в группе №1 (I3C) была равной 30,2± 2,7 месяцам, в группе №2 (I3C EGCGC) 32,4± 3,3

Рис.8 Пятилетняя безрецидивная выживаемость больных РЯ во всех исследуемых группах (Каплан-Майер).

Согласно результатам исследования, отраженным на рис.8, наиболее значимая разница в безрецидивной пятилетней выживаемости у больных РЯ отмечалась между исследуемыми группами №1 (I3C), №2 (I3C EGCG) и группой сравнения практически на всем сроке наблюдения, в интервале от 8 до 50 месяцев, достигая 35—45%.

Таким образом, у больных РЯ, принимавших I3C и его сочетание с EGCG, безрецидивный период был более длительным, на 10,9 и 13,1 месяцев, соответственно, чем в группе сравнения.

3.2.Оценка эффективности проведенной терапии в исследуемых группах больных РЯ.

Согласно поставленным задачам нашей научной работы, оценка эффективности лечения первичного РЯ проводилась во всех исследуемых группах, в соответствии со шкалами RECIST и GCIG, после каждых 2-х курсов химиотерапии.

Для получения объективных и достоверных результатов лечения, мы учитывали такой прогностический фактор, как объем выполненной операции: циторедукция в неоптимальном или субоптимальном объеме с более высокой вероятностью могла влиять на результативность последующей адъювантной ПХТ и, в целом, на эффективность терапии.

Оптимальную циторедуктивную операцию удалось выполнить большинству больных РЯ во всех исследуемых группах: у 57,8% в группе больных РЯ №1 (I3C), у 58,1% в группе №2 (I3C EGCG) и в 55% в группе сравнения.

В результате, полная регрессия после завершения комбинированного лечения (хирургическое лечение и ПХТ 1-й линии) в исследуемых группах отмечалась также у большинства пациентов.

В группе №1 (I3C) данный показатель был максимальным составив в целом, 60,1% больных (полная регрессия отмечалась у 27 женщин), в группе №2(I3C EGCG) полная регрессия отмечалась у 59,7% больных РЯ (37 человек), в группе сравнения данный показатель составил 56,7% (34 больных РЯ).

Частичная регрессия наблюдалась в группе №1(I3C) у 17,8% больных (8 больных РЯ), в группе №2 (I3C EGCG) у 19,3% больных РЯ (12 человек), в группе сравнения в 11,7% наблюдений (у 7 больных РЯ).

Соответственно, объективный эффект от проводимой терапии был максимальным в группе №2 (I3C EGCG), составив 79,1%, в группе №1 (I3C) данный показатель был незначительно ниже — 77,8%, в группе сравнения он составил 68,4%.

Стабилизация РЯ на фоне проводимой терапии была отмечена в группе №1 (I3C) в 20% случаев (у 9 больных РЯ), в группе №2 (I3C EGCG)— в 17,7% случаев (у 11 пациенток), в группе сравнения — в 21,7% случаев (13 больных РЯ). Данные представлены в таблице 11.

Согласно рекомендациям Международной Онкологической группы, мы также оценивали эффективность лечения, ориентируясь на критерий GCIG и определяя исходный уровень онкомаркера СА-125, его динамику в процессе комбинированного лечения РЯ каждые 2 курса ПХТ.

Повышение уровня онкомаркера СА-125 с достигнутого по завершению комбинированной терапии, расценивалось нами как маркерный рецидив, тем не менее лечение, мы начинали лишь при клинических проявлениях заболевания— любых изменений архитектоники малого таза, по данным сонографии и прочих методов диагностической визуализации.

Уровень онкомаркера СА-125 до лечения был выше 35 Ед/мл у большинства больных РЯ в исследуемых группах; преобладали пациенты с гистологическим типом серозной аденокарциномы яичников.

В группе №1 (I3C) уровень СА-125 был выше 35, но менее 65 Ед/мл у 17,8% больных РЯ (8 человек), в группе № 2 (I3C EGCG) у 16,1% больных РЯ (10 человек), в группе сравнения —у 13,3% (8 человек).

В группе №1 (I3C) уровень СА-125 до лечения был выше 65 Ед/мл у 62,2 % больных РЯ (28 человека), в группе № 2 (I3C EGCG) у 61,3% больных РЯ (38 человека), в группе сравнения —у 60,0% (36 человек).

Таким образом, применение препаратов I3C и его сочетания с EGCG в составе комбинированной терапии РЯ, способствовало снижению уровня онкомаркера СА-125 до значения менее 35Ед/мл на 31,1% в группе №1 (I3C), на 24,2% в группе №2 (I3C EGCG), на 15% в группе сравнения.

Уровень СА-125 снизился до пределов «серой шкалы» (35-65 Ед/мл) в группе №1(I3C) на 4,5%, в группе №2 (I3C EGCG) на 8%, в контрольной группе на 6,6%, что в соответствии с критерием может GCIG свидетельствовать о частичной регрессии РЯ.

Таким образом, применение препаратов I3C и его сочетания с EGCG у больных РЯ в составе комбинированной терапии повышает ее эффективность.

3.3.Оценка характера прогрессирования в исследуемых группах больных РЯ.

Еще одной важной задачей нашего исследования являлась оценка характера прогрессирования в исследуемых группах больных РЯ. Из 167 больных РЯ, включенных в исследование прогрессирование после хирургического лечения и ПХТ 1-й линии отмечалось у 132 женщин В группе №1 (I3C) у 33 больных РЯ—в 73,3% случаев, в группе №2 (I3C EGCG) у 49 больных РЯ—в 79,1 % случаев, в группе сравнения у 50 больных—в 83,3% случаев.

Сроки прогрессирования варьировали от 1 до 59 месяцев.

Основываясь именно на этом критерии, сроке от момента окончания ПХТ с применением препаратов платины до прогрессирования РЯ, мы распределили все 132 случая прогрессирования у больных РЯ.

Наличие длительного интервала без прогрессирования позволяло в последующем применять более эффективные схемы химиотерапии на основе таксан- и платиносодержащих препаратов.

В группе №1 (I3C) число рецидивов РЯ, возникших в интервале от момента проведения последнего курса ПХТ и до 3-х месяцев, было минимальным и составило 6,1% случаев (у 2 больных РЯ). В группе №2

В группе №2 (I3C EGCG) число рецидивов РЯ, возникших в сроке 3— 6 месяцев было минимальным среди всех групп и составило 14,3% (7 больных). В группе №1 (I3C) такие платинорезистентные рецидивы возникли в 15,2%, случаев, у 5 больных РЯ, в группе сравнения у 24% больных РЯ (12 больных).

Максимальное число рецидивов РЯ в группе сравнения было диагностировано за период 6—12 месяцев после завершения лечения—26% случаев, в группе №2 (I3C EGCG) в сроке 24—30 месяцев в 16,3% случаев, в группе №1 (I3C) наибольшее число рецидивов—18,2% были диагностированы в периоды 30—36 месяцев.

Таким образом, число платиночувствительных рецидивов составило в группе №1 (I3C) 78,7%, в группе №2 (I3C EGCG) 77,5%, в группе сравнения 60%, что свидетельствует о снижении платинорезистентых и платинорефрактерных рецидивов РЯ в группах больных, применявших дополнительно к комбинированному лечению РЯ препараты I3C и его сочетания с EGCG. Представленные данные отражены на рис. 9.

90,00% 80,00% 70,00% 60,00% 50,00% 40,00% 30,00% 20,00% 10,00%

Продолжая анализировать характер прогрессирования РЯ у больных в исследуемых группах, в соответствии с поставленными задачами, следует отметить, что количество асцитных форм в нашем исследовании до лечения было примерно одинаковым во всех группах.