Лечение рака. Где лечить рак: в России или за рубежом?

0
71

Начинать сначала

О Юлии Плотниковой отзываются как об очень энергичном, деятельном человеке, готовом работать 24 часа в сутки. Заступив на должность, она со свойственным ей упорством начала продвигать новые решения невидимой для большинства проблемы.

Первым делом добилась завершения строительства отдельного здания Центра СПИД в иркутском предместье Марата. Шестиэтажный долгострой, запущенный ещё в конце 1990-х, был не только окончательно возведён, но и наполнен современной медицинской аппаратурой для тонких молекулярных исследований состояния здоровья людей, больных ВИЧ-инфекцией.

Появились десятки новых, полностью оснащённых рабочих мест. Помощь разных специалистов стала доступнее пациентам. Всё это способствовало расширению профилактики, диагностики и лечения и вдохнуло жизнь во многие проекты, долгие годы остававшиеся лишь на бумаге. Что-то приходилось начинать сначала.

— Помогли целевые государственные программы, — говорит главный врач. — Сегодня врачи в нашем центре получают данные о количестве иммунных клеток и вирусных копий в крови пациента по результатам сверхточных анализов.

Мы следим за состоянием не только иммунной системы, но и всего организма в целом. Ведь ВИЧ — это вирус, с которым человек живёт всю жизнь, долгие годы принимая терапию. Необходимо отслеживать состояние всех внутренних органов и систем.

Есть много болезней, которые часто сопутствуют ВИЧ. Например, вирусные гепатиты. Лечить их нужно быстро, чтобы они не подорвали и без того слабеющее здоровье больных. Проводить такие исследования на высоком и точном уровне в нашем регионе стало возможным относительно недавно.

Но к хорошему все привыкают быстро, и сейчас тысячи пациентов не представляют, как раньше обходились, допустим, без фиброскана. Этот прибор позволяет детально определить уровень фиброза печени для обоснованного назначения терапии.

Обследования на нём проходят не только люди с гепатитами, но и наши давние больные. Они принимают лекарства не по одному десятку лет. За такой длительный период препараты, конечно, могут стать причиной определённых изменений в организме. В зависимости от результатов проверки на фиброскане лечение может быть скорректировано врачами.

Кроме людей с вирусом иммунодефицита в организме, специалисты медицинской организации могут дать доскональную информацию для широкого круга лиц, желающих узнать состояние своего иммунитета и внутренних органов.

Широко представлена линейка исследований женской и мужской репродуктивной системы. Открытый в 2013 году новый медицинский центр, куда переехал Центр СПИД, до сих пор считается одним из лучших в России.

— Специалисты из Российской академии постдипломного образования врачей, проводя на нашей базе курсы повышения квалификации для работников лабораторий Прибайкалья, отметили, что по уровню оснащения мы не уступаем, а порой даже превосходим некоторые столичные клиники и исследовательские центры, — продолжает Юлия Плотникова.

— Однако какой бы хорошей и высококлассной ни была аппаратура, без квалифицированных сотрудников мы бы не смогли обеспечить необходимый уровень медицинской помощи, которую в наши дни государство гарантирует пациенту.

Мы постоянно повышаем квалификацию персонала. Сегодня пациент не готов мириться с непрофессионализмом и убогим уровнем общения с медицинскими специалистами.  Некоторые наши врачи имеют учёную степень, занимаются наукой.

(ПЕНТА). Скоро мы проведём аналогичный образовательный семинар для медицинских психологов. В регионе много детей, получивших вирус с рождения. В их воспитании нужно уделять большое внимание регулярному приёму терапии, а также деликатному и своевременному раскрытию диагноза.

Успех пришёл уже вначале

25 декабря 1940 года был издан приказ Иркутского облздравотдела об открытии онкологического диспансера на 30 коек на базе факультетской хирургической клиники мединститута. Эта дата и является официальным днём рождения областной онкослужбы, хотя на самом деле лечением рака здесь занимались ещё раньше — с середины 30-х.

С тех пор иркутская онкология прошла большой путь. В 1956 году онкодиспансер получил собственное отдельное помещение в центре Иркутска, по улице Каландаришвили. Там разместился стационар на 75 коек, 30 из которых являлись хирургическими.

К этому времени в онкологическую службу области входили не только областной онкодиспансер, но и онкогинекологическое отделение областной больницы и онкокабинеты в городах Тайшете, Тулуне, Нижнеудинске, Усолье-Сибирском, Ангарске, Бодайбо, Усть-Куте, Братске, Киренске, в посёлке Усть-Ордынский, а также два кабинета в Иркутске.

А в 2006 году решением федеральной власти было предложено изменить структуру тех направлений медицины, которые имеют дело с социально значимыми болезнями. И Иркутская область ответила на это предложение слиянием в единую структуру муниципальных диспансеров Иркутска, Братска, Ангарска и Усолья-Сибирского.

Так что сегодня ГБУЗ «Областной онкологический диспансер» состоит из 26 отделений в этих четырёх городах с общим коечным фондом на 974 мест. Ежегодно во всех отделениях проходят лечение свыше 25 тысяч человек, выполняется более 20 тысяч оперативных вмешательств, из них около 12 тысяч расширенных, объёмных операций в стационаре и более 8 тысяч — на амбулаторном этапе.

Причём здесь проходят диагностику и лечение не только жители Иркутской области, но и приезжие из Забайкальского, Красноярского и Хабаровского краёв, республик Бурятия, Саха (Якутия) и Хакасия. Кстати, в 2013 году при областном онкологическом диспансере начал работать пансионат, разместившийся в только что отстроенном пятиэтажном здании.

Такая высокая востребованность услуг ГБУЗ «Областной онкологический диспансер» объясняется тем, что с 2010 года здесь оказывается высокотехнологичная медицинская помощь при лечении злокачественных образований всех локализаций, включая такие сложные случаи, как опухоли костей и мягких тканей, поджелудочной железы, печени, опухоли мозга и др.

Также иркутскими онкологами успешно выполняются все известные виды хирургических вмешательств, включая самые сложные: эндопротезирование суставов, нейрохирургические операции на головном мозге и позвоночнике, эндоскопические операции при ранних стадиях рака желудка и кишечника, лапароскопические операции.

25 операционных столов, реанимация на 54 койки, стационар на 180 пациентов. Среди технологических новинок — видеокамеры в операционных, которые не только позволяют врачам перенимать опыт коллег, но и сделали возможными сеансы телемедицины в режиме реального времени.

Амбициозный проект

А в 2017 году начинается строительство нового радиологического корпуса с ПЭТ-центром (кстати, это единственный такой комплексный проект во всей России). Этот проект стоимостью более 5 млрд рублей осуществляется на основе концессионного соглашения между Правительством Иркутской области и частными инвесторами.

Сердцем нового радиологического корпуса станут пять линейных ускорителей электронов Varian TrueBeam производства США. Кстати, первый такой аппарат появился в регионе ещё в 2015 году, он действует в ангарском филиале онкологического диспансера.

лечение рака в Израиле

Причём эта работа оказалась настолько успешной, что руководство Varian всерьёз подумывает в ближайшее время организовать в Ангарске на базе филиала онкодиспансера центр для обучения врачей-радиологов всего Сибирского федерального округа.

Главная цель этого амбициозного проекта — оказание не выборочной, а комплексной медицинской онкологической помощи населению Иркутской области с использованием всех известных на сегодняшний день методик.

Дело в том, что Приангарье расположено на значительном удалении от всех крупных российских и тем более зарубежных онкоцентров, оснащённых по последнему слову медицинской техники. А значит, население региона должно иметь возможность получать по месту проживания всё необходимое лечение на уровне высочайших мировых стандартов.

На переднем крае медицинской мысли

Главное достояние диспансера, позволяющее оказывать медицинскую помощь на высочайшем уровне, — это его сотрудники. Штат ГБУЗ «ООД» включает в себя 1546 человек, в том числе 233 врача, среди которых 5 профессоров, 5 докторов наук, 17 кандидатов медицинских наук, кандидат физико-математических наук и кандидат биологических наук.

Для большинства трудящихся здесь медиков онкодиспансер является не просто местом работы, а практически родным домом, недаром здесь работают целыми семьями. Это, например, такие супружеские пары врачей-онкологов, как Денис и Татьяна Юкальчук, Роман и Екатерина Зубковы, Александр и Наталья Ищенко.

Более того, в диспансере уже появились целые династии сотрудников: врачи Виктория Дворниченко и её дочь Елена Панфёрова, медицинские сёстры Зоя Бардаханова и её дочь Наталья, медицинская сестра Светлана Андрюхина и её внучка Дарья, регистратор отдела медицинской статистики.

Клиника в Израиле

Здесь есть самое главное для любого профессионала — возможность максимальной самореализации. Дело в том, что сегодня иркутский онкодиспансер — один из ведущих мировых центров борьбы с раком, и его врачи работают на переднем крае медицинской мысли.

Оперативно внедрять в процесс лечения новейшие методики и технологии им помогает международное сотрудничество, активно развивающееся в течение последнего десятилетия: ежегодно в областном онкологическом диспансере проводится несколько международных научных конференций с участием специалистов из Германии, Франции, США, Японии, Китая, Южной Кореи, Монголии.

Совмещать практическую медицину с научной деятельностью здесь начали ещё в 1976 году, когда на базе Областного онкологического диспансера начала работать кафедра онкологии Иркутского медицинского института.

С этого времени тут регулярно проводятся всероссийские конференции, семинары, совместно с головным онкоучреждением России — НИОИ имени П.А. Герцена — разрабатываются методические рекомендации для онкологов всей страны.

К примеру, только за первую треть 2017 года свои последние наработки в иркутском диспансере презентовали учёные и медики из Токийского медицинского университета (Япония), Университета Жозефа Фурье и госпитального университетского центра города Гренобля (Франция), Областной больницы провинции Хэйлунцзян (Китай) и Российского онкологического научного центра имени Н.Н.

Блохина Российской академии медицинских наук Минздрава России. Только в течение лета 2017-го здесь прошли российско-германский семинар, мастер-класс «Онкогинекология, карцинома яичника», Сибирский онкогематологический форум, российско-японский семинар, мастер-класс «Эндоскопические операции при раке желудка и кишечника», а также Международная конференция «Ведение злокачественных опухолей перитонеальных поверхностей».

Кстати, в рамках последней конференции в диспансере состоялось открытие Центра трансфера инновационных медицинских технологий. Совместное решение об этом приняли Правительство Иркутской области, ФГБОУ ДПО «Российская медицинская академия непрерывного профессионального образования» Министерства здравоохранения Российской Федерации, Иркутская государственная академия последипломного образования — филиал ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России и ГБУЗ «Областной онкологический диспансер».

Организация лечения в Израиле

Центр предназначен для того, чтобы ведущие учёные и врачи из Германии, Франции, Японии, Китая, Южной Кореи занимались здесь подготовкой, переподготовкой и повышением квалификации медицинских работников с вручением им официальных сертификатов международного и российского образца.

— Я считаю, что врач, который довольствуется лишь теми знаниями, которые он получил в мединституте, никогда не станет настоящим профессионалом. Необходимо ежегодно проводить обучение специалистов как у себя дома, так и на базе самых продвинутых лечебных учреждений страны и мира, а затем устраивать обмен полученными знаниями и опытом.

Именно поэтому на протяжении десяти последних лет наши хирурги постоянно обучаются в самых известных зарубежных клиниках, а специалисты оттуда приезжают к нам в диспансер, — рассказывает главный врач онкодиспансера Виктория Дворниченко.

Не похожи на других

— Мы не похожи на другие медицинские организации, поскольку борьба с ВИЧ-инфекцией и её распространением — это не только и не столько дело врачей, сколько всего общества, — объясняет главный врач центра СПИД Юлия Плотникова.

— Поэтому в нашей работе используется мультидисциплинарный и межведомственный подход. Помимо диагностики и лечения, мы оказываем услуги по психологической помощи, социальной адаптации и сопровождению, проводим большую профилактическую работу в коллективах, устраиваем масштабные массовые акции, занимаемся анализом существующей в регионе и в России в целом нормативно-правовой базы и даже в ряде случаев оказываем юридическую поддержку.

Организация Юлии Кимовны занимает большое шестиэтажное здание в 10 минутах езды от центра Иркутска. Оно наполнено современной диагностической и другой медицинской аппаратурой последних поколений. Оборудование, помимо лечения больных ВИЧ-инфекцией, позволяет проводить высокотехнологичные молекулярно-биологические исследования на генном уровне для широкого круга нуждающихся.

Ежедневно в лабораториях проверяются до 500 проб биоматериала со всей области. В Центре СПИД 17 самостоятельных подразделений, в которых заняты более 250 сотрудников. Это единый организм, постоянно работающий над общей задачей — остановить ВИЧ/СПИД в Прибайкалье.

Новое подразделение — новые возможности

А генетическая лаборатория даёт возможность после определения мутации генов применять все виды таргетной терапии. Особенную актуальность данное направление приобрело в 2016 году, когда в диспансере открылось новое подразделение — отделение высокодозной химиотерапии с блоком трансплантации костного мозга.

Высокодозная химиотерапия с аутотрансплантацией костного мозга является эффективным методом лечения множественной миеломы, рецидивов и первично резистентных форм лимфом. Так, неходжкинские лимфомы представляют собой разнородные группы опухолей лимфоидного ростка кроветворения, и для некоторых групп стандартная химиотерапия не всегда достаточна для достижения хорошего результата.

Применение трансплантации стволовых клеток позволяет увеличить интенсивность химиотерапии. За тридцать лет клинического использования данный метод из экспериментального для некоторых видов лимфом стал стандартным.

Для создания нового подразделения потребовалось провести масштабную реконструкцию одного из корпусов онкодиспансера. Теперь два его этажа отведены под получение пациентами стандартной и высокодозной химиотерапии и ещё два — под боксы, где проводится непосредственно трансплантация.

Естественно, пришлось закупать и весьма недешёвую аппаратуру. Это проточный цитометр, при помощи которого считают количество стволовых клеток, оборудование для их забора, инфузоматы со специальными стойками для дозирования лекарственных препаратов — своеобразные насосы, которые позволяют вводить пациенту определённое количество миллилитров лекарства в час.

Кроме того, понадобился холодильник для заморозки выделенных стволовых клеток (это происходит при температуре —80 °C), криохранилища с дюарами для жидкого азота, где ждут своего часа замороженные клетки, а также специальное оборудование для их размораживания.

И это ещё далеко не полный перечень покупок, которые обошлись диспансеру в десятки миллионов рублей. Причём всё закупленное оборудование — это лишь минимально необходимый набор того, с чего можно было начинать работу и накапливать опыт.

За год работы сотрудники нового отделения провели 16 успешных трансплантаций. Здесь имеется в виду аутотрансплантация, при которой стволовые клетки забираются у самого больного, а потому данная методика применяется в тех случаях, когда у пациента нет поражения костного мозга.

Следующая высота, которую берут прямо сейчас иркутские врачи, — метод аллогенной трансплантации, при которой используются стволовые клетки, взятые у другого человека. Кстати, данная процедура оказывает ещё и заметный противоопухолевый эффект.

Аллогенная трансплантация может подарить больному дополнительный шанс, если он уже прошёл через аутотрансплантацию и у него всё-таки возник рецидив. Также аллотрансплантация — эффективный способ излечить такие болезни крови, как лейкозы и миелопролиферативные заболевания.

Для овладения данной методикой в первую очередь необходимо наличие специальной лаборатории, способной определять совместимость стволовых клеток. Всё необходимое оборудование в диспансере уже имеется, и сейчас активно получают соответствующие знания врачи-генетики и молекулярные биологи, которые и определяют генотип пациента, а значит, и совместимость с ним донорских клеток.

Также всем врачам отделения необходимо научиться правильно вести пациентов в период восстановления и реконструкции иммунитета и вовремя реагировать на любые, даже самые малейшие, осложнения: сразу же после их появления важно отправить человека на диагностику и назначить лечение.

Проблема, невидимая большинству

Однако так было далеко не всегда. В 1989 году открывшийся на базе городской детской инфекционной больницы Центр СПИД состоял всего из трёх небольших кабинетов и четырёх сотрудников. Два лабораторных шкафа появились только через полгода.

В 1990-е, когда денег не хватало не только на здравоохранение, но и на выплаты зарплат и пенсий, тогдашний главный врач учреждения Надежда Зазнобова смогла получить минимально необходимое оборудование у промышленных предприятий региона.

Ввиду географического положения — пересечения крупных торговых и транспортных путей федерального и международного значения — ВИЧ-инфекция пришла в Прибайкалье раньше других регионов. В 1999 и 2000 годах выявили 4,5 тысячи больных.

Очереди росли ежедневно. Большим бременем стало появление целого отделения детей-отказников с вирусом иммунодефицита в организме. Лечили пациентов в основном иммуноглобулином и другими поддерживающими препаратами.

Консультация врача

местные власти прочно связывали ВИЧ с потреблением наркотиков и считали, что бюджетные деньги надо тратить на другие нужды. Но время показало неверность такого подхода. Начиная с середины 2002 года инфекция вышла в основное население региона, стали болеть те, кто никогда не был знаком с психоактивными веществами.

Этому тоже нашлось своё решение: с середины 2000-х тема ВИЧ/СПИДа постепенно стала исчезать из СМИ и общественного поля зрения. 

Когда в 2010 году должность главного врача Центра СПИД заняла Юлия Плотникова, число больных в Иркутской области уже превысило 25 000 человек. Невидимая большинству жителей проблема продолжала расти в геометрической прогрессии.

С 2008 года естественный для вируса половой путь передачи начал уверенно опережать инъекционный по числу новых случаев заболевания. Контролировать распространение ВИЧ стало ещё сложнее. Об этом знал только узкий круг специалистов.

Прорвать стену молчания

С самого появления Центра СПИД превентивная деятельность против новых заражений являлась важной составляющей всей работы организации. Однако настоящий прорыв в профилактике случился в 2014 году, когда Минздрав России запустил специальные целевые программы.

В регионе, где распространение ВИЧ происходило уже почти три десятилетия, эти изменения попали на благодатную почву. Стала расширяться просветительская деятельность. Врачи, специалисты по социальной работе и психологи Центра СПИД проводили и раньше лекции, семинары и тренинги, но с приходом дополнительного финансирования эта деятельность приняла иные масштабы и стала дифференцированной для разных слоёв населения.

Внедрённые обучающие игры с элементами массовой культуры, танцами, музыкой и розыгрышами призов открыли врачам доступ к молодёжи более широко. Сейчас подростки, студенты и молодые специалисты в Иркутской области — та возрастная категория, где ВИЧ-инфекция регистрируется реже всего.

— Большую поддержку нам оказывают волонтёры, — делится опытом Юлия Плотникова. — Они смогли войти в студенческие группы, рассказать им о таком явлении, как ВИЧ, и о том, почему и как нужно защищаться от него и от других инфекций, передающихся половым путём, воздерживаться от употребления наркотиков.

Так мы на деле реализуем принцип равного консультирования среди подрастающего поколения. Я считаю, добровольчество в профилактике ВИЧ-инфекции имеет свой отсроченный положительный эффект. Он проявится не сразу, но в том, что он будет, я не сомневаюсь.

Через наши волонтёрские программы прошли сотни молодых людей и девушек. Большинство из них, зная досконально всё о болезни, наверняка воздержатся от рискованного поведения. А если к ним прибавить тот большой поток людей, которых благодаря волонтёрам удалось охватить информированием, можно быть уверенными, что мы предотвращаем большое число новых заболеваний, которые могли бы возникнуть в ближайшей и среднесрочной перспективе.

Помимо молодой аудитории, отдел профилактики Центра СПИД развивает волонтёрскую деятельность и для взрослых. Пристальное внимание уделяется ключевым, особо уязвимым к ВИЧ группам. Наиболее плотно идёт взаимодействие с учреждениями, занимающимися реабилитацией наркозависимых и лиц, освободившихся из мест лишения свободы.

Однако чтобы коренным образом поменять ситуацию, нужно было прорвать стену молчания. К тому моменту у жителей Прибайкалья сформировалось множество неверных стереотипов о ВИЧ, вызываемой им болезни и больных.

Поначалу на столь деликатную тему многие демонстративно не обращали внимания. Некоторые редакторы СМИ во время разговоров с врачами выражали откровенное пренебрежение к вопросам пропаганды безопасного секса.

Расширяя информирование, медицинская организация вышла в социальные сети. С помощью красивых видеороликов людям рассказывалось о том, что ситуация с ВИЧ в регионе слишком сложна, чтобы думать, что тебя это не коснётся.

Стоимость лечения

— Мы занялись этой работой одними из первых в стране, — говорит главный врач Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Юлия Плотникова. — У нас не было должного опыта, но мы знали, что работу в этом направлении надо начинать немедленно.

Потому что дело не терпит отлагательств. Мы проанализировали зарубежный опыт и решили, выбрав самые лучшие его практики, перенести их на нашу сибирскую землю. Конечно, подходило не всё, мы учитывали наш уклад жизни, устои и традиции и понимали, что сразу вылить на слушателя полный комплекс проблем, связанных с ВИЧ в регионе, — неверный путь.

Вместе с роликами в Интернете мы запустили эстафету селфи. Снимки делали обыкновенные люди: либо те, у кого имелись знакомые, живущие с вирусом иммунодефицита, либо просто понимающие, что молчанием в борьбе с ним не поможешь.

Обнадёживающим для нас стало то, что к этой виртуальной акции очень быстро присоединились жители не только Иркутска, но ещё двух десятков городов из шести стран. Для тех, кто считал эту тему запретной, взрывной отклик был неожиданностью и первым подтверждением нашей правоты.

Откровением для иркутян стала плакатная кампания, устроенная врачами в 2015 году, когда на улицах города разместили 16 плакатов с нанесённой на них кровью пациентки Центра СПИД: большие текстовые полотна рассказывали о судьбе иркутянки, узнавшей о своём статусе во время беременности и родившей абсолютно здорового ребёнка;

о том, как избежать заражения; призывали к достойному отношению к тем, кто уже болен. Помимо статистических данных, на постерах значилось, что высохшая кровь не несёт никакой угрозы, так как ВИЧ не живёт вне тела человека, а лечение, принимаемое женщиной, гарантирует отсутствие вируса во взятых для столь нестандартной рекламной кампании пробах крови.

— Готовясь к этой акции, мы думали, что она может вызвать немало негативных отзывов, но мы оказались не правы, — говорит Юлия Плотникова. — Более того, особое внимание на ситуацию с болезнью в Иркутской области обратил наш новый губернатор.

Путём перемен

Результаты не заставили себя долго ждать. Через несколько месяцев в Иркутске уменьшилось почти на 20 % число вновь выявленных случаев ВИЧ-инфекции.

— Специалисты, работающие в этой сфере, знают, как можно поддерживать выгодные показатели распространения вируса для отчётов вышестоящему начальству, — объясняет Юлия Плотникова. — Достаточно просто обеспечивать низкий уровень охвата тестированием и создавать картину небольшой выявляемости.

Однако если бы мы так поступили после реального снижения числа новых больных, это не решило бы самой проблемы. Ведь значительную опасность представляет не обнаруженная, а скрытая заболеваемость. А наша задача как врачей — лечить больных и предупреждать болезнь у здоровых.

После креативных мультимедийных информационных кампаний общество стало более готовым к адекватному восприятию сложившейся ситуации. Если в 2015 году на майскую акцию по бесплатному и анонимному тестированию и консультированию на ВИЧ пришли всего 27 человек, то в 2017 году их было уже 1,5 тысячи.

Передвижной пункт медицинского освидетельствования, с которым Центр СПИД выезжает на акции, собирает длинные очереди. Оказалось, что вопросы собственного здоровья — волнующая тема для иркутян. Для тех, кто ждёт своей очереди на тест и консультацию, волонтёры проводят просветительские игры и лотереи.

Акциям активное внимание уделяют спонсоры: они предоставляют для их совершеннолетних посетителей презервативы. С людьми работают профессионалы, они деликатно объясняют, почему и зачем нужно пользоваться средствами барьерной контрацепции.

За долгое время о такой работе не поступило ни одного негативного отзыва. Тем более что массовые мероприятия Центра СПИД начали всё больше напоминать праздники. Вместе с врачами, социальными работниками и волонтёрами на них выступают известные иркутские музыканты и те, кого принято называть медийными личностями.

Лечение рака. Где лечить рак: в России или за рубежом?

Решение уйти от ужасающих и пугающих людей историй организаторы приняли сознательно, ведь ВИЧ не приговор. А проведённое в 2016 году на День молодёжи зрелищное проекционное шоу было дважды признано профессиональным сообществом лучшей в стране профилактической акцией: сначала на профильном конкурсе «Лучший СПИД-центр», а затем — на форуме «Здоровье нации».

На данный момент свой ВИЧ-статус знает каждый четвёртый житель региона. Прирост заболеваемости, который два года подряд давал отрицательные показатели, вернулся на уровень 10 % в год. Однако ситуацию эксперты и специалисты теперь видят совсем по-другому.

Охват тестированием увеличивается на 25 %, что гораздо больше, чем выявляется новых случаев. Это значит, что врачи уже уверенно обгоняют эпидемический процесс, а не догоняют его, как было почти 30 предыдущих лет.

Растёт и охват лечением нуждающихся. Федеральная централизация закупок антиретровирусной терапии позволила шире использовать отечественные препараты, часть из которых производится на заводе в Иркутске.

Используемые в Прибайкалье дженерики не уступают импортным аналогам в своей эффективности, но отличаются ценой. Благодаря этому стоимость медикаментозной помощи новым больным снизилась до 17 000 рублей в год. Лекарства предоставляются всем, кому это необходимо по клиническим показаниям.

Высокий уровень профилактики, диагностики и лечения ВИЧ-инфекции оценили представители федерального Минздрава, а также крупных международных организаций, приезжающие в Иркутск. Среди последних — спецпосланник генерального секретаря ООН по вопросам ВИЧ/СПИДа в Восточной Европе и Центральной Азии Мишель Казачкин, главный специалист Международной организации труда (МОТ) Афсар Сиед Мохаммад.

Совместно с МОТ Иркутский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями внедряет в регионе опробованные в 40 странах программы по тестированию и консультированию на рабочих местах, ведь чаще всего ВИЧ находят у работающего населения среднего возраста.

Десант из врачей, психологов, социальных работников из Иркутска, Москвы и Женевы уже высаживался на нефтедобывающих предприятиях на севере Прибайкалья. После проведённого там всеобщего ликбеза по вопросам социально значимой болезни, а также индивидуальной работы с сотрудниками и руководителями специалистов с интересом приглашают в другие рабочие коллективы.

Центр СПИД постепенно становится ядром борьбы с ВИЧ во всей Сибири. Проводимые организацией конференции и семинары с участием специалистов мирового уровня привлекают десятки и сотни врачей, социальных работников, активистов, сотрудников Роспотребнадзора из других регионов.

— Нам всем надо объединяться в своей решимости победить эту болезнь, — считает Юлия Плотникова. — Я счастлива, что нам уже удаётся изменить мнение о проблеме общества и властей, а также предложить новые парадигмы её решения.

Очень хорошо, что у нас это получается. Если раньше некоторые ответственные лица на нас смотрели с некоторым скепсисом и порой не считали нужным давать слово, то после того, как мы делом доказали свою состоятельность, нам стали помогать.

Среди достижений Центра СПИД — многолетняя эффективная профилактика передачи вируса иммунодефицита от матери ребёнку. Доля детей, получивших болезнь от своих ВИЧ-положительных матерей, стабильно снижается. В этом большая заслуга совместной работы Центра СПИД и областной акушерской службы.

Первое место среди путей передачи ВИЧ от человека к человеку уже почти десять лет в регионе занимают незащищённые сексуальные контакты. Ими обусловлены каждые три новых диагноза из четырёх. Сейчас здесь живёт более 35 000 человек с ВИЧ в организме.

— Очень хочется поблагодарить за постоянную поддержку министра здравоохранения Иркутской области Олега Николаевича Ярошенко, — подытоживает Юлия Плотникова. — Заступив на свой пост, он увидел, чем мы занимаемся, поверил в нас и стал активно помогать.

Благодаря ему в этом году удалось получить дополнительные средства на диагностику и лечение больных ВИЧ-инфекцией из бюджета региона. Хочется сказать также спасибо всему нашему коллективу, который постоянно работает на такую большую всеобщую цель и приближает день, когда проблема ВИЧ/СПИДа в Прибайкалье уйдёт в историю.

Впереди ещё много дел — мы не имеем права отступать, потому что уже дали нашему населению надежду. И в принципе, как я уже говорила, мы на самом деле не уникальны: мы идём путём стран, которые столкнулись с этой проблемой раньше нас и сумели её преодолеть.

Руководитель

Доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Российской Федерации Виктория Владимировна Дворниченко возглавляет ГБУЗ «Областной онкологический диспансер» с 1995 года, также она является главным внештатным онкологом Иркутской области.

Родилась Виктория Дворниченко в городе Иркутске. 

В 1972 году с отличием окончила Иркутский государственный медицинский институт, выбрав в качестве врачебной специальности онкологию, а местом работы — Иркутский областной онкологический диспансер, где трудится по сей день.

Имеет высшую категорию врача-онколога. В 1973–1976 годах работала врачом отделения опухолей головы и шеи, затем — заведующей отделением опухолей головы и шеи, заместителем главного врача по лечебной работе (с 1993 года), а в 1995 году стала главным врачом Иркутского областного онкологического диспансера.

Виктории Владимировне подвластны самые сложные хирургические вмешательства, с начала практической деятельности она осуществила более 6000 операций, многие из них являлись уникальными клиническими случаями, при которых использовались новые технические решения.

С 1981 года главный врач Дворниченко совмещает основную работу с преподавательской деятельностью в Иркутском государственном медицинском институте. В 1986 году защитила кандидатскую диссертацию, в 2000-м получила звание доцента, а в 2004-м стала доктором медицинских наук.

в онкологическом центре в Индианаполисе, крупной комплексной онкологической клинике Fox Chase в Филадельфии. Участница многих российских и международных конгрессов, проходивших в том числе в Бельгии, Франции, Японии.

Постоянно повышая собственный профессиональный уровень, Виктория Дворниченко столь же тщательно подходит и к обучению студентов кафедры онкологии и лучевой терапии — настоящей кузнице кадров онкологического диспансера.

Им предоставляется возможность не только учиться у лучших иркутских специалистов, но и получать самые современные знания в ведущих онкологических клиниках планеты. А исследовательская работа, которая постоянно ведётся на кафедре, является достойным вкладом в развитие онкологии.