Новые открытия лечения рака

0
109

Что нового в лечении рака

По случаю Международного дня борьбы с раком предлагаем вспомнить 7 передовых методов, которые используют в лечении рака в 2017 году.

Некоторые лекарства и технологии уже доступны для украинских пациентов, другие проходят клинические испытания в научно-исследовательских лабораториях, но каждое новое открытие вселяет надежду, что однажды человечество преодолеет болезнь, ежегодно уносящую десятки миллионов жизней.

В каждой клетке нашего тела заключена бесценная биологическая информация — совокупность наследственного материала, который определяет построение и функционирование организма.

Персональная геномика секвенирует и анализирует геном, чтобы определить вероятность развития заболеваний и разработать индивидуальную схему их лечения.

Говоря простым языком, онкологи лечат не просто рак, а конкретного человека, учитывая все особенности его организма.

— Одинаковый подход в лечении всех случаев рака молочной железы или рака легких не эффективен по своей сути, поскольку опухоли имеют значительные генетические различия, — рассказывает Майкл Ройзен, ведущий терапевт в Институте валеологии при Кливлендской клинике.

На поверхности опухолевых клеток размещены специфические антигены — чужеродные для организма вещества, в силу разных причин не вызывающие иммунного ответа. Онкологи обучают иммунные клетки определять эти антигены, превращая иммунитет в эффективное оружие против многих видов рака.

— Изучив генетический профиль опухолей, мы сможем понять, как они обходят нашу иммунную систему, — объясняет доктор Ройзен. — Но прорыв в иммунотерапии рака уже произошел. В 2011 году был разработан ипилимумаб — ингибитор контрольных точек иммунного ответа.

В 2015 году экс-президент США Джимми Картер избавился от неоперабельной меланомы с помощью аналогичного лекарства — пембролизумаба. Политик заявил, что все признаки рака у него исчезли.

Прорывом в лечении рака в 2016 году стало создание эффективных антигенных вакцин, которые избавляли лабораторных мышей от рака толстой кишки и злокачественной меланомы в 88% и 90% случаев соответственно.

К слову, в ноябре 2016 года в Китае генетическое редактирование CRISPR впервые испытали на человеке. Ученые отредактировали иммунные клетки пациента с метастазирующим раком легкого, отключив в них ген, который тормозит иммунный ответ.

Гепатит С — болезнь печени, которая может перерасти в рак. В 2013 году лекарственный препарат софосбувир («Совалди» от Gilead) прошел проверку Управления по контролю за продуктами и лекарствами США и был одобрен для лечения гепатита С.

Для Украины софосбувир закупают международные организации, а пациенты получают в больницах бесплатно.

К сожалению, из-за высокой цены полностью покрыть потребность пациентов в оригинальном препарате от Gilead невозможно.

Американская компания поставила условие: снизить цену на софосбувир с 486 до 250 долларов за упаковку лишь в том случае, если Украина отменит регистрацию более дешевого египетского дженерика, который продается в аптеках.

Представители пациентских организаций называют это манипуляцией и шантажом: средств, выделенных из госбюджета 2016, хватит на покупку лекарств для 3-5 тысяч человек, а мировая с Gilead лишит оставшихся больных доступа к препарату-аналогу уже в 2017 году. Сегодня дискуссия вокруг этой проблемы остается открытой.

 Они сильнее рака: Дарина

Важнейшая проблема лучевой терапии — подвести по возможности высокую дозу облучения к раковой опухоли так, чтобы избежать лучевого повреждения нормальных тканей. Интраоперационная лучевая терапия заключается в хирургическом иссечении пораженных опухолью тканей и однократном дистанционном облучении ортовольтовыми пучками или электронными лучами.

Исследования показали, что метод интраоперационной лучевой терапии, который можно применять во время операции на молочных железах, имеет такую же эффективность при лечении рака молочной железы, как и полный курс лучевой терапии.

Стандартный курс лучевой терапии считается более токсичным видом лечения рака. По словам Ройзена, “человек себя плохо чувствует и физически, и психологически”, а при интраоперационной лучевой терапии побочные эффекты наблюдаются значительно реже.

Люди, которые недавно бросили курить, часто интересуются, насколько у них велики шансы столкнуться с раком легких в будущем. Дело в том, что рентгеновские лучи не всегда видят маленькие узелки, которые могут перерасти в рак.

КТ позволяет вовремя распознать патологические изменения и назначить наиболее эффективную терапию. Как показывает практика, раннее обнаружение опухоли повышает шансы на излечение на 80%.

Большинство лекарств, которые сегодня используют для химиотерапии, являются низкомолекулярными органическими соединениями. Они часто не преодолевают биологические барьеры на пути к опухоли и распределяются по всему организму.

Для решения этой проблемы ученые приспособили наночастицы (полимерные частицы, липиды, молекулы металлов, кремния) которые переносят лекарства прямиком внутрь раковой опухоли. К слову, именно с помощью наночастиц ученые Мичиганского университета смогли доставить противораковую вакцину и добиться излечения мышей, о которых мы рассказали во втором пункте.

У каждого из нас в организме достаточно онкогенов, но лишь у некоторых они приводят к развитию раковых клеток и опухолей. Пока главные усилия ученых направлены на уничтожение этих клеток, но некоторые исследователи занимаются проблемой их перепрограммирования.

В 2015 году «программу по отключению рака» представили сотрудники Клиники Майо. Исследователи попытались восстановить в раковых клетках здоровый уровень микроРНК, которые регулируют экспрессию онкогенов.

Возможно, ученые вплотную подошли к моменту, когда около половины смертельных онкологических заболеваний станут излечимы. О флагманах «противораковой революции» – в нашем обзоре.

Онкология сегодня

Впереди всех видов лечения рака такие подходы, как иммуннотерапия (восстановление противоопухолевого иммунитета вакцинами или белками-антителами) и таргетная терапия (воздействие на клетку-мишень, не затрагивающее здоровые ткани).

Интересны эксперименты со светом, наноматериалами и технологиями генной инженерии.

Кроме того, успех современной онкологии во многом — это успех диагностики и профилактики, а так как лечение становится все более индивидуальным, есть прямая связь между прорывами в терапии и персонализированной медицине в целом.

Точечные препараты

В 21 веке мировую известность получили первые препараты точечного воздействия на иммунную систему (ипилимумаб, ритуксимаб, пембролизумаб). Все они, что неудивительно, импортные. В конце 2016 года лидеры международной фармацевтики подписали меморандум о сотрудничестве и развитии иммуноонкологии на территории России.

Уже на следующий день компания MSD (создатель пембролизумаба) зарегистрировала первый в России препарат из класса ингибиторов PD-1/PD-L1. Это специфическое антитело (так называемое «моноклональное антитело»), оно подавляет белок программируемой смерти клеток, который скрывает метастазы от иммунной системы.

Пембролизумаб уникален тем, что устраняет запущенные или рецидивирующие опухоли, неоперабельную меланому или рак легких. Ожидается, что он дойдет до пациентов к середине 2017 года.

Другой, международный, успех — полноценное освоение вирусов. Еще к началу года в США одобрили первое противоопухолевое средство на основе вируса герпеса. С того момента препарат прочно обосновался как на рынке, так и на вершине рейтинга медицинских инноваций по версии Popular Science.

Наконец, американские ученые совершили «гормональный прорыв»: рак простаты впервые вылечили инъекцией тестостерона. В крови добровольцев сильно упал уровень «простатического специфического антигена» (кстати, эффективного опухолевого маркера).

Несмотря на результаты, метод пока не прошел ряд клинических испытаний и остается «экспериментальным»: впрочем, для пациентов это означает скорее косвенные проблемы (например, с оформлением документов), но не прямую опасность или нелегальность лечения.

Перспективные направления — работа с наночастицами, которые доставляют лекарство внутрь раковой клетки.

Другой вариант — точечный ввод нанороботов, равно подходящих и для мониторинга состояния, и для доставки лекарств, и даже для прямой атаки на опухоль и на ее метастазы.

Прошедшим летом в МГУ обосновали терапевтическую ценность кремниевых наночастиц. Основанием стало их свойство быстро разлагаться, не скапливаясь внутри организма лишним грузом: это делает их замечательными в плане медикаментозной транспортировки.

Вакцина от рака устраняет любые опухоли

Ученые разработали точный иммунотерапевтический режим, который ликвидировал опухоли по всему телу у мышей. Изображение: Sagiv-Barfi et al.

, Science Translational Medicine (2018)

По данным исследования, проведенного в Школе медицины Стэнфордского университета, введение двух иммуностимулирующих агентов непосредственно в солидные опухоли (опухоль с конкретной локализацией)  у мышей может устранить все следы рака у животных, включая отдаленные, необработанные метастазы.

Подход работает для многих различных видов рака, в том числе тех, которые возникают спонтанно.

Исследователи полагают, что местное применение очень малых количеств агентов может служить быстрой и относительно недорогой терапией рака, которая вряд ли вызовет неблагоприятные побочные эффекты, часто наблюдаемые с иммунной стимуляцией тела.

«Когда мы используем эти два агента вместе, мы видим устранение опухолей по всему телу», — сказал Рональд Леви, доктор медицинских наук, профессор онкологии. «Этот подход обходит необходимость идентификации опухоле-специфических иммунных мишеней и не требует полной активации иммунной системы или адаптации иммунных клеток пациента».

В настоящее время один агент уже одобрен для использования у людей; другой был испытан для использования человеком в нескольких несвязанных клинических испытаниях. В январе было начато клиническое исследование для проверки эффективности лечения у пациентов с лимфомой.

«Удивительные, органичные эффекты»

Рональд Леви является пионером в области иммунотерапии рака, в которой исследователи пытаются использовать иммунную систему для борьбы с раком. Исследования в его лаборатории привели к разработке ритуксимаба, одного из первых моноклональных антител, одобренных для использования в качестве противоопухолевого лечения у людей.

Некоторые подходы к иммунотерапии полагаются на стимуляцию иммунной системы по всему организму. Другие нацелены на естественные контрольно-пропускные пункты, которые ограничивают противораковую активность иммунных клеток.

Третьи, такие как терапия Т-клеток CAR, недавно одобренная для лечения некоторых типов лейкемии и лимфом, требуют, чтобы иммунные клетки пациента были удалены из организма и генетически сконструированы для поражения опухолевых клеток.

«Все эти успехи в иммунотерапии меняют медицинскую практику, — сказал Леви. «Наш подход использует одноразовое применение очень небольших количеств двух агентов для стимуляции иммунных клеток только внутри самой опухоли.

Рак часто существует в странном типе неопределенности в отношении иммунной системы. Иммунные клетки, такие как Т-клетки, распознают аномальные белки, часто присутствующие на раковых клетках, и проникают в опухоль. Однако, по мере роста опухоли, он часто разрабатывает способы подавления активности Т-клеток.

Новые открытия лечения рака

Метод Леви работает для реактивации Т-клеток, специфичных для рака, путем инъекции микрограммов двух агентов непосредственно в опухолевый участок. (Микрограмм составляет одну миллионную часть грамма).

Один, короткий участок ДНК, называемый олигонуклеотидом CpG, работает с другими соседними иммунными клетками для усиления экспрессии активирующего рецептора под названием OX40 на поверхности Т-клеток.

Рак-разрушающие рейнджеры

Некоторые из этих опухолеспецифических активированных Т-клеток затем оставляют исходную опухоль, чтобы найти и уничтожить другие идентичные опухоли по всему телу.

Этот подход работал поразительно хорошо у лабораторных мышей с трансплантированными опухолями лимфомы мыши в двух местах на их телах.

Инъекция одного участка опухоли с двумя агентами вызывала регрессию не только обработанной опухоли, но и второй необработанной опухоли. Таким образом, 87 из 90 мышей были излечены от рака.

Мыши, генетически спроектированные для спонтанного развития рака молочной железы во всех 10 своих случаях, также положительно отреагировали на лечение. Исследователи обнаружили, что лечение первой опухоли, которая возникла, часто препятствовала возникновению будущих опухолей и значительно увеличивала продолжительность жизни животных.

Инвазивная вакцинация CpG и анти-OX40 является терапевтической в ​​спонтанной модели опухоли.(A) трансгенных самок мышей MMTV-PyMT инъецировали в первую возникающую опухоль (черную стрелку) с любым транспортным средством (сверху) или с CpG и αOX40 (снизу); снимки были сделаны на 80-й день.

(B) CpG и αOX40 уменьшают размер непрореагировавшей контралатеральной опухоли. Кривые роста представляют собой объем контралатеральной (необработанной) опухоли у мышей с двумя пальпируемыми опухолями в начале лечения.

(C) CpG и αOX40 уменьшают общую опухолевую нагрузку. Изображение: Sagiv-Barfi et al., Science Translational Medicine

Наконец, Сагив-Барфи исследовал специфичность Т-клеток путем пересадки двух типов опухолей в мышей. Она пересадила те же раковые клетки лимфомы в двух местах, и пересадила линию клеток рака толстой кишки в третье место.

Лечение одного из участков лимфомы вызывало регресс обеих опухолей лимфомы, но не влияло на рост раковых клеток толстой кишки.

«Это очень целенаправленный подход, — сказал Леви. «Только опухоль, которая разделяет белковые мишени, подвержена влиянию. Мы атакуем конкретные цели, не указывая, какие именно белки распознают Т-клетки».

Ожидается, что в текущем клиническом исследовании будет задействовано около 15 пациентов с низкосортной лимфомой. В случае успеха Рональд Леви считает, что лечение может быть полезным для многих типов опухолей.

«Я не думаю, что существует ограничение на тип опухоли, которую мы можем потенциально лечить», — сказал Леви.

Больше информации: I. Sagiv-Barfi el al., «Eradication of spontaneous malignancy by local immunotherapy,» Science Translational Medicine (2018). stm.sciencemag.org/lookup/doi/ … scitranslmed.aan4488 

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl Enter.

Рентгенотерапия

В России появился препарат, который меняет принципы лечения онкологии.

Глава Минздрава В. Скворцова представила новый российский препарат анти PD 1 для лечения онкологических заболеваний. Эффективность нового лекарства от рака PD 1 доказали результаты доклинических исследований.

Проведённые испытания позволяют дать надежду на излечение вдвое большему количеству пациентов, чем при химиотерапии.

Данный препарат относятся к группе лекарств клеточной терапии, которые способны полностью излечить онкозаболевания, ранее не поддававшиеся лечению.

Принцип действия 

Клеточная терапия — это создание лекарственных препаратов на основе биологических тканей (крови или опухолевых клеток) пациента, которые забираются у больного, генетически модифицируются и инъекционно вводятся пациенту.

Основным достоинством лекарства от рака PD 1 является то, что действие данного препарата не прекращается и после курса его приема. Эффективность наблюдается даже у пациентов с 4 стадией рака и при глиобластоме мозга.

По мнению министра здравоохранения, доктора медицинских наук, профессора Скворцовой В.И., применение препарата способно предотвратить развитие опухоли в 40% случаев. Фактически лекарство от рака PD 1 — это шанс для пациентов которым не помогает химиотерапия.

В Минздраве прогнозируют, что уже в 2018 году новый препарат появиться в производстве. Решение по организации клинических исследований принимается после рассмотрения медицинских документов пациента, которые необходимо выслать на электронную почту.

Методика позволяет снизить количество раковых клеток примерно в два раза и перевести онкологическое заболевание в хроническую форму на любой стадии рака, медиана продолжительности жизни может значительно увеличиться.

 Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях новых препаратов.

Обратите внимание

Новые технологии приходят в Россию. 

Приглашаем пациентов принять участие в новых методах лечения онкологических заболеваний, а также в клинических испытаниях LAK-терапия и TIL-терапия. 

Отзыв о методе министра здравоохранения РФ Скворцовой В.И.

Я уверен, что к 2025 году учёные онкологи разработают лечебные терапии для большинства, если не всех видов рака. Конечно, я несколько рискую, делая подобные заявления. Но в сфере исследования рака мы движемся к лучшим, более безопасным терапиям невероятно быстро, и я взволнованно предвкушаю будущие результаты.

Я убеждён, что нужно высоко ставить планку, исполнять и реализовывать, и не должно быть оправданий, если мы не выдержим продвижения в таком темпе.2017 стал знаковым в ускорении лечения рака, новыe лекарства получили одобрение FDA.

В том числе были одобрены два вида терапий CAR T клетками – тип иммунотерапии рака, который использует собственные иммунные клетки пациента, запрограммированные на атаку и уничтожение раковых клеток. Все мы в Центре Исследований Рака Фреда Хатчинсона воодушевлены такими известиями.

Между прочим, ключевая фраза в этом предложении – некоторые пациенты.

Клеточные иммунотерапии Kymriah и Yescarta были одобрены для лечения типа прогрессивного педиатрического лейкоза и агрессивной неходжкинской лимфомы соответственно. И мы знаем, что, хотя эти две терапии и являются большим шагом вперёд по сравнению с ранее доступными методами лечения, однако не все пациенты реагируют на них. И из тех, кто реагирует, некоторые испытывают серьёзные побочные эффекты.

А ведь остаётся ещё гораздо больше пациентов и видов рака, которые нужно лечить, и лечить безопасно. Иммунотерапия обещает заняться этими прочими видами рака, но одного этого подхода недостаточно для полного успеха.

Нам нужно объединить множество знаний из разных областей, новые методы исследования, технологии сбора и анализа больших данных, чтобы суметь вылечить большее количество пациентов.

Исследователи нашего центра тестируют раковые терапии завтрашнего дня в лаборатории и в ходе клинических исследований. В прошлом году мы увидели замечательные научные достижения наших лабораторий, которые намекают на то, что нас ждёт в будущем.

Начиная с 2018 года, мы с коллегами внимательно следим за несколькими перспективными направлениями исследований и лечения рака – и, конечно же, делаем всё возможное, чтобы способствовать скорейшему их развитию.

Недавнее известие о приобретении компанией Celgene компании Juno Therapeutics является хорошим примером того, как развивается отрасль иммунотерапии. Наука, стоящая за иммунотерапией Juno, восходит к десятилетиям доклинических исследований в Центре Фреда Хатчинсона, где наши учёные обнаружили, что отдельные типы иммунных клеток обладают мощной и устойчивой противоопухолевой активностью.

С целью сделать иммунотерапию рака более безопасной мы очень тщательно изучаем некоторые серьёзные побочные эффекты и инфекции, возможные после лечения CAR T клетками. Понимание и борьба со специфической токсичностью, связанной с CAR T терапией будет ключом к тому, чтобы успешно реализовать этот метод для большего числа пациентов.

По мере того, как мы продолжаем совершенствовать наши текущие подходы к иммунотерапии, мы также проверяем нашу клеточную иммунотерапию в новых клинических испытаниях и на иных типах рака, чтобы применить эту мощную технологию к большему числу нуждающихся пациентов.

Наше внимание было сосредоточено на различных формах рака крови, хотя недавно мы запустили исследование, которое включает пациентов с раком лёгких и тройным отрицательным раком молочной железы, а также другое исследование для пациентов с меланомой.

Мы работаем с 11 промышленными партнёрами в области иммунотерапии, от глобальных производителей, таких как Eli Lilly and Company, до биотехнологических компаний, таких как Minerva Biotechnologies, и, конечно же, наших партнёров, иммунотерапевтических стартапов, Juno Therapeutics и Adaptive Biotechnologies.

По мере расширения наших испытаний и в целях удовлетворения потребностей пациентов, наш специализированный центр выращивания клеток производит в среднем от 200 до 600 миллионов клеток в день.

По мере развития иммунотерапии, расширение её ранних успехов с лейкемий на опухоли будет самым сложным, и при этом самым важным делом.

Одни из самых волнующих событий – несколько недавних достижений касающихся редкой опухоли, известной как клеточная карцинома Меркеля, исследования, которые привели к первому одобрению FDA иммунотерапии для этого рака, а также показали многообещающие намёки на мощь комбинированной иммунотерапии.

Новые открытия лечения рака

Облачные вычисления намного расширили пути и средства изучения рака.

От научного сотрудничества в реальном времени между странами и континентами до управления данными любого масштаба, облачные технологии поддержат ключевые усилия, такие как точная онкология, расширенная визуализация данных и другие передовые исследования, которые приблизят нас к излечению рака.

Поскольку мы продолжаем находить новые связи между генами и типами опухолей, точные онкологические подходы к лечению рака станут более важными и потребуют как минимум терабайт или больше данных на одного пациента – достаточно, чтобы заполнить память восьми новейших смартфонов.

В прошлом году исследование в центе Фреда Хатчинсона привело к запуску нового клинического испытания высокоточного лекарственного подхода против рака предстательной железы и выявило определённые генетические изменения, которые могут вдохнуть новую жизнь в старый лейкозный препарат.

В декабре вместе с нашими партнёрами из UW Medicine мы основали Институт Точной Медицины Brotman Baty, и очень рады, что приняли в нём участие. Как я уже отмечал во время открытия, этот институт является ещё одним примером новой роли Сиэтла как центра по лечению рака.

Мы ожидаем, что эти усилия продолжат набирать силу в 2018 году, и мы в центре Фреда Хатчинсона работаем с лучшими облачными провайдерами в нескольких проектах с интенсивным использованием данных, которые используют машинное обучение и облачные вычисления для ускорения исследований и улучшения результатов на пациентах.

Например, мы используем методы глубокого обучения для анализа магнитно-резонансных изображений, которые идентифицируют маркеры рака молочной железы. Мы также используем искусственный интеллект для улучшения результатов у пациентов, которые получают химиотерапию, и создаём платформу следующего поколения для участия пациентов, переживших трансплантацию стволовых клеток крови.

Недавним захватывающим событием стало объявление о партнёрстве между Adaptive Biotechnologies и Microsoft, которое сосредоточится на использовании искусственного интеллекта для анализа последовательностей рецепторов Т-клеток у пациентов со спектром заболеваний, включая рак, задействующих иммунную систему. Т-клетки являются глазами нашей иммунной системы.