Рак желудка лечение в японии

0
3

Государственная программа скрининга – экономическое мероприятие

– Обеспечение систематического вовлечения населения и повторного вовлечения тех, у кого тесты оказались положительными (механизм “вызов – повторный вызов”).

– Покрытие более 70% целевой группы.

– Наличие необходимой инфраструктуры и ресурсов для проведения регулярных обследований, адекватной диагностики и лечения тех, у кого обнаружен рак или предраковое состояние.

– Постоянный мониторинг и оценка качества.

Скрининги бывают как добровольные, так и обязательные (вторые, конечно, эффективнее на уровне государства) и предполагают обследование здорового населения.

Рак желудка лечение в японии

– существует надежный и недорогой метод ранней диагностики данного вида рака;

– не существует надежного способа его предотвращения;

– он достаточно распространен среди населения;

– существуют надежные методы лечения этого вида рака на ранней стадии, существенно повышающие выживаемость пациентов.

Другие лучевые методы в Японии

Помимо лечения рака в Японии пучками тяжёлых частиц и протонной терапии, японские доктора практикуют множество способов радиологического воздействия, не имеющих побочных эффектов стандартного лучевого лечения.

Скрининги на другие виды рака проводятся в отдельных странах, где они особенно распространены. Так, в Японии исторически рак желудка был самым смертоносным онкологическим заболеванием – эту особенность связывают с диетой, слишком богатой солью.

Введение специального радиографического скрининга позволило снизить смертность от него вдвое – если в 1990 году она составляла 34,21 на 100 000 человек, то в 2016-м – 16,7. ВОЗ, правда, отмечает дороговизну этой методики и потому ограниченность ее использования странами с повышенным риском этого вида рака.

Интересно, что смертность от рака желудка стабильно падала во всем мире, несмотря на сложность его ранней диагностики и негативные прогнозы при лечении на поздних стадиях. Дело в том, что его косвенно вызывает бактерия Helicobacter pylori (виноватая также в язве и гастрите).

Поэтому использование антибиотиков вкупе с повышением качества жизни – использованием холодильников, повышением безопасности продуктов питания, – сами по себе вызвали стабильное падение заболеваемости этим видом рака.

Насколько успешны меры по внедрению скрининга и чем определяется их успешность?

Этим вопросом задается Мари Нигард, онколог-эпидемиолог из канцер-регистра Норвегии – организации, которая занимается сбором и анализом данных о заболеваемости раком – в своей статье с говорящим названием «Скрининг на рак шейки матки: когда теория встречается с жизнью».

Оказывается, эффективность профилактических мер отличается даже в странах Северной Европы, внедривших примерно одновременно скрининг схожего типа и похожих по происхождению населения, по привычкам и питанию.

Рак желудка лечение в японии

Мари Нигард

«Есть несколько объяснений тому, что в разных странах программы снижения рака не дают одинаково хороших результатов. Степень охвата целевой группы качественным скринингом принято считать одним из важнейших факторов успеха.

В Норвегии более 50% случаев рака шейки матки приходится на 20% населения, не пришедших на скрининг. Оповещение и качественное информирование о важности регулярного скрининга мотивирует женщин проходить его с требуемой регулярностью.

Коммуникация – ключевой элемент взаимоотношений между доктором и пациентом. Это показывает опыт Норвегии, где скрининг проводят семейный доктор или гинеколог, а не специализированная акушерка, как в Финляндии и Швеции.

Помимо коммуникации и работ по увеличению охвата, эксперт отмечает важность постоянного мониторинга. Женщины, у которых скрининг заподозрил болезнь, не должны исчезать – их последующее обследование, лечение и его результаты должны отслеживаться и вноситься в общий реестр.

Борьба с раком как с эпидемией возможна только тогда, когда на уровне целого общества реализуется в течение длительного времени весь комплекс мер – определение групп риска, охват их скринингом, отслеживание заболевших, обеспечение их медицинской помощью, ведение пациента до самой смерти, – и внесение всего этого комплекса данных по каждому пациенту в единый реестр, доступ к которому есть и у практикующих врачей, и у ученых, которые работают над введением и усовершенствованием профилактических мер.

«Скрининг подобен цепи: она вся прочна настолько, насколько прочно ее самое слабое звено. Но определить, какое звено является самым слабым, в этом случае очень непросто», – заключает эксперт.

Хворостовскому и Джобсу скрининги бы не назначили

Это значит, например, что скринингом не будут бороться с раком легких – для этого вводят акцизы на сигареты и запрет на курение в общественных местах. Скрининг не будут организовывать для редких видов рака, вроде рака яичек – смертность от него в 2016 году составила 0,12 на 100 000 человек.

Не будут проводить скрининг населения на глиобластому, от которой умер Дмитрий Хворостовский, или рак поджелудочной железы, от которого умер Стив Джобс, – для их диагностики требуется дорогостоящая томография, предоставлять которую массово здоровому населению не сможет ни одна, даже самая богатая экономика. Для той же глиобластомы также не существует и надежных методов лечения.

Хорошая новость состоит в том, что это очень редкие виды рака: от глиобластомы умирают три человека на каждые 100 000, от рака поджелудочной железы – шесть. ВОЗ отмечает еще один важный фактор для принятия решений о внедрении методики скрининга: приемлемость, то есть субъективная готовность целевой группы пройти предписываемое обследование.

В последние годы в дискуссиях по выработке государственной политики в этой сфере все большую роль играют результаты математического моделирования эффективности того или иного протокола скрининга. Действительно, оптимизация ресурсов при наличии большого объема данных – типично математическая задача, которую разумно решать такими методами.